Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

НА ПЕРВОМАЙСКОЙ ПОЛЯНЕ

Есть в Кисловодском парке место, самой природой уготованное для массовых празднеств. Первомайская поляна, образовав площадку для сцены, ровным амфи­театром поднимается вверх, к поросшим соснами ска­лам, а они обрамляют поляну почти правильным полу­кольцом.

Здесь готовятся к празднику. Стучат молотки. Сце­на почти готова, белеют чистыми досками ряды возвы­шений для большого хора. И как-то очень дружно, ве­село идет работа. Энтузиазм этот бескорыстен. Вся подготовка ведется на общественных началах. Руками рабочих швейной и мебельной фабрик подготовлено оформление сцены. Художники, монтажники, монтеры — всем хватило ра­боты.

Не было, казалось, в городе человека, который не жил бы приготовлениями. Три месяца подряд, каждую среду и пятницу, дирижер Г. Алферов собирал свой большой (в несколько сот человек) сводный хор. Се­стры, няни, персонал санаториев исправно бегали на спевки. Энтузиазм участников подлинный, интерес искренний. У людей загораются глаза, когда они рассказывают о том, что праздник собирает буквально весь город и всех отдыхающих. Всех не всех, но цифры любопытные. В Кисловодске около 85 тысяч жителей, в летний ку­рортный сезон число это удваивается. И если в праздни­ке народного творчества принимает участие сто тысяч, то легко понять гордость устроителей.

Открытие назначено на 16 часов. Но задолго до этого весь город пришел в движение. Целыми семьями, включая пожилых людей, обычно не покидающих из­любленную скамеечку перед домом, с детьми всех воз­растов шли, ехали на свой народный праздник. С ков­риками, с подстилками, чтобы удобно было располо­житься. В эти часы было одно направление автобусов, такси, машин, наполненных людьми, — в парк, к Пер­вомайской поляне. Из Пятигорска, Железнозодска, дру­гих городов Минераловодской группы, из сел Ставро­полья, из аулов Карачаево-Черкессии собирались на праздник. Куда там пасха! Даже в годы своего былого величия церковь, вероятно, никогда не собирала тако­го количества народа.

Прекрасна Первомайская поляна, вместившая люд­ское море! Люди стоят плотной стеной, деревья униза­ны ребятишками. Атмосфера радостного ожидания, предвкушения чего-то необычного.

Праздничная программа велика и разнообразна. Около двух с половиной часов над поляной звучали песни, стихи, слова литературной композиции.

Праздник посвящен комсомолу. Об этом говорит и оформление сцены — красочные панно: комсомольцы первых лет революции, участники гражданской вой­ны, юность наших дней. История страны, история борьбы и побед. И вместе с партией, вместе с народом молодежь. Всегда на передовой. Дерзает, идет в раз­ведку, строит пятилетки, снова берет в руки винтовку, чтобы защитить страну в Великую Отечественную, под­нимает целину. Об отважных и преданных делу револю­ции поют сегодня песни.

Не стареют душой комсомольцы двадцатых годов. Вот один из них — В. Г. Черкасов поднимает алое по­лотнище в знак открытия праздника.

Энтузиасты долго и придирчиво отбирали все луч­шее, что могли представить Дворцы, Дома культуры, самодеятельные коллективы курорта. Работники Кисло-водской филармонии, городской театр, местные поэты, композиторы, художники составили сценарий, разрабо­тали программу.

Кроме самодеятельных коллективов, в концерте были и профессиональные группы, в творчестве кото­рых заметны народная традиция, национальный коло­рит: хор русской народной песни Всесоюзного радио и телевидения, вокально-хореографический ансамбль Карелии «Кантеле», танцевальный ансамбль Кабарди­но-Балкарии «Кабардинка». Самое волнующее было в конце. На сцену вышли все участники. Сводный хор только начал — мгновенно подхватила вся поляна, многие тысячи людей. Песня стала всеобщей. «Широка страна моя родная», — не­слось над поляной, над всем городом.

Надо было видеть людей, видеть этот внезапный по­рыв, уничтоживший границу между выступавшими и зрителями. Высокое чувство сопричастности ко всему, чем живет Родина, прекрасное единение со всем наро­дом живет и в тебе!

Рискуя впасть в банальность, скажу, что народ любит песню. Славится задушевным, проникновенным ее исполнением.

«Люди любят мелодически организованные зруки, яркие краски, любят делать, окружающее их лучше, праздничнее, чем оно есть. Искусство ставит своей целью преувеличивать хорошее, чтоб оно стало еще лучше...»

Это сказано М. Горьким. Слова эти по праву мо­гут быть отнесены и к празднику песни, о котором я не перестаю размышлять. Что же в нем было, в этом празднике? Почему он собирает множество людей?

Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется. Чтобы его найти, недостаточно только оживить в па­мяти впечатления того яркого дня на Первомайской поляне. Эти впечатления отражают лишь конечное звено сложного, многостороннего процесса, включающе­го мысли и поступки, настроения и чувства многих и многих людей, участвовавших в празднике песни. Успех праздника решался не в тот день, когда двинулись ав­тобусы и грузовики, пешие и в машинах по дорогам к Кисловодску. Он решался на протяжении многих ме­сяцев и даже лет, в течение которых превратился в по­требность.

Значит, чтобы разобраться по-настоящему, понять, почему удается праздник песни в Кисловодске, чем он привлекает людей, мы должны подумать о природе праздника вообще и массового народного обряда в осо­бенности. Мне кажется, наши ученые — этнографы, психологи, искусствоведы — не могут еще дать исчер­пывающего решения этой проблемы... А мне приходят на ум отдельные, особенно запом­нившиеся детали праздника на Первомайской   поляне.

За сценой, позади белых ступеней для хора, позади красочных щитов — пирамидальные тополя. Их посади­ли семнадцать лет назад тоненькими прутиками. Тогда был первый праздник песни. Теперь тополя шумят листвой — высокие, сильные. Так же, как и деревья, праздник песни за семнадцать лет набрал силу. Стал традиционным. Традиция — вот, думается, важный мо­мент народного праздника. Мне говорили старожилы Кисловодска, что празд­ник возник стихийно, а уже потом местные энтузиасты углубляли и придавали выразительность этой народной потребности в истинной праздничности. А возможно, они счастливо совпали — стремление народных масс и усилия энтузиастов. Не в этом ли секрет жизненно­сти новой традиции, возникшей почти два десятилетия назад?

«Искусство есть одно из средств единения людей». Вспомним эти слова Л. Н. Толстого. Они объясняют ту атмосферу радостной приподнятости, взаимного располо­жения, какая царила в городе в этот день. Никогда си­дение у телевизора не способно создать такое чувство.

Здесь же, когда собирается вместе так много людей, в душе каждого участника празднества возникает чув­ство социальной общности, его принадлежности к еди­ному человеческому коллективу, чувство, уже само по себе рождающее подъем настроения, бодрость.

Это чувство, возникающее из глубинных тайников человеческого духа, как нельзя лучше отражает со­циальную природу людей и служит необходимым, усло­вием успеха праздничной церемонии. Конечно, не всякая общность вызывает подъем на­строения. Толпа на улице, поток пассажиров в метро в часы «пик» неспособны породить такое чувство. Нуж­на какая-то особая цель, задача праздника, возвышен­ное и гармоническое его содержание, способное объ­единить всех.

Советский литературовед М. Бахтин писал: «Празднество всегда имело существенное и глубокое смысловое, миросозерцательное содержание. Никакое «упражнение» в организации и усовершенствовании об­щественно-трудового процесса, никакая «игра в труд» и никакой отдых или передышка в труде сами по себе никогда не могут стать праздничными... к ним должно присоединиться что-то из иной сферы бытия, из сферы духовно-идеологической. Они должны получить санкцию не из мира средств и необходимых условий, а из мира высших целей человеческого существования, то есть из мира идеалов. Без этого нет и не может быть никакой праздничности». Праздник в Кисловодске имел ярко выраженную идейную направленность, и она выливалась в формы, отвечающие возвышенному, эмоциональному настрою людей. Это был праздник каждого в отдельности и всех вместе. Здесь доминировало ощущение многогранности жизни, органической связи людей друг с другом, вол­нующее чувство любви к Родине. Наверное, поэтому здесь была подлинная праздничность.

И снова я вспоминаю стотысячную толпу на Перво­майской поляне. Русские, армяне, кабардинцы, грузи­ны... Местные жители и приезжие. Своеобразное соче­тание лиц, характеров, настроений, создающих един­ственный, неповторимый колорит праздника. Вспоми­наю, с каким подъемом пел хор песню о Кисловодске...

Да, возможно, и это — неповторимость, особое от­личие данного праздника от всех прочих, виденных и слышанных, его местный, региональный характер — важное условие успеха. Недаром церковь — при глу­бокой общности религиозных идей, составляющих осно­ву, фон любого религиозного обряда, любого церков­ного праздника, — так внимательно и скрупулезно разрабатывала специфический церемониал каждого из них в отдельности. И над этим тоже надо серьезно подумать психологам, социологам, людям искусства...

В мою задачу, ксЧнечно, не входило заниматься на­учным определением законов, по которым складывается народный праздник. Мне хотелось лишь обратить вни­мание читателей, как важно разрабатывать эту про­блему, чтобы успешно формировать наши новые без­религиозные обряды и традиции, обогащать внутренний мир советского человека, строящего коммунизм.

В. Долгова СТО ТЫСЯЧ

 

 

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.