Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

О ПРЕСТОЛАХ, УРОЖАЕ, ЗИМЕ И ЗЕЛЕНОМ ДРУГЕ. Продолжение

В свите Деда Мороза 12 веселых скоморохов. С ними не заскучаешь. И у Матушки-Зимы свита не беднее: 12 девушек-затейниц в красивых белых полушубках знают, чем занять народ. Затевают игры, пляски, хороводы, придумывают разные забавы. А на открытой эстраде показывают свои таланты самодеятельные артисты. «Мороз невелик, да стоять не велит». Лихо, задорно отплясывают на морозе одетые в русские национальные костюмы парни и девчата. Не прекращается веселье и вечером. Площадь озаряется огнями факельного шествия. Долго не смолкают музыка, пение, задорный смех... Такие же веселые проводы зимы устраиваются во многих других городах и селах Курской области. Много интересного, поучительного и в опыте других областей страны. Например, в Петрозаводске зимние праздники открываются яркими красочными кавалькадами— карнавальными поездами, которые проезжают по центральным улицам города. ...О приближении кавалькады возвещают фаифарнсты, высланные вперед на мотоциклах. Через мекоюрое время появляется звенящая бубенцами лихая  ройка Это в окружении глашатаем, клоуном, где Красавица Зима. Далеко слышны усиленные тановкой голоса зазывал   н   Зимы,   приглашающие ни праздник. В красиво   оформленном   автомашине     а у хинин   пр кестр. Музыканты, одетые в разноцветные русские рубахи, раскраснелись от усердия. А вот машина с отрицательными типами. Приемное ли дебошир, пьяница, хулиган, тунеядец, бюрократ. На мотороллере сопровождает их большой снеговик с метлой. Оседлал мотоцикл лукавый Кот в огромных сапогах со шпорами. Расположился на машине знаменитый крыловский квартет... Это лишь небольшая часть карнавального поезда, который снаряжали в 1963 году почти все коллективы художественной самодеятельности Петрозаводска. Сколько проехало одних только оркестров, празднично украшенных машин и саней с самодеятельными певцами и танцорами! И даже превращенному в движущуюся эстраду огромному трайлеру нашлось место в праздничной кавалькаде. Он вез целый танцевальный коллектив Онежского тракторного завода. Не остались в стороне и торговые работники Петрозаводска. Для участия в кавалькаде они снарядили и оформили столько повозок и машин, что их хватило бы на отдельный карнавальный поезд. На каждой повозке ехал веселый коробейник в оригинальном наряде, часто в смешной маске и бойко предлагал покупателям свои товары, А замыкал праздничную колонну сказочный Емеля. Ехал он на машине, оформленной в виде русской печи, и держал в руках большую деревянную ложку. Емеля и познакомил по радио петрозаводчан с дальнейшим распорядком праздника. После этого участники кавалькады, артисты и коробейники, разъехались по заранее распределенным участкам, чтобы на центральной площади, в Парке культуры и отдыха, на набережной Онежского озера и стадионе продолжить празднество. А как в других городах. Забавно видеть погожим зимним днем на Крещатике в Киеве ряженых с медведем. Парни и девушки в масках зверей, птиц расхаживают по улице и приглашают прохожих в Голосеевский парк на «Праздник зимы». И вскоре там собираются тысячи трудящихся города. Торжественно провожают зиму жители Заполярья. Это стало уже традицией. Ежегодно в конце марта в Мурманске, Кировске, Мончегорске и других населенных пунктах Мурманской области устраивается «Праздник Севера». Всюду спортивные соревнования, зимние игры и развлечения. На свой праздник мурманчане приглашают спортсменов со всей страны. Сюда съезжаются лыжники, конькобежцы, фигуристы. В праздничных соревнованиях 1965 года участие приняли спортсмены Москвы и Ленинграда, команды тридцати одной области и автономной республики Российской Федерации. Прибыли финские и норвежские спортсмены. А всего на старт полярной олимпиады вышло более полутора тысяч человек. В центральный день праздника, в воскресенье, весь городской транспорт идет одним маршрутом — к Лыжной долине, куда устремляется все население Мурманска. Здесь проходят интересные соревнования лыжников, а также соревнования по национальным видам спорта: гонки на оленьих упряжках, буксировка лыжников за оленями. Но самая красочная часть праздника начинается на исходе дня в самом городе. На стадионах и спортивных базах проходят показательные выступления спортсменов. А на центральных улицах и площадях города допоздна шумит веселый праздничный карнавал. Готовясь к «Празднику русской зимы», необходимо самое серьезное внимание уделить оформлению места гулянья и «подступов» к нему. ...Веселая музыка. Призывные крики бойких зазывал. Плакаты с народными пословицами и поговорками о зиме. Снежные бабы вытянули в направлении места гулянья свои руки — указатели. На белых обочинах дорог выложены из еловых веток приветствия участникам праздника.

А вот и вход в зону гулянья это может быть стадион, площадь, парк. Он должен быть оформлен так, чтобы у всех возникало желание зайти и принять участие в праздничном веселье. Неплохо перед входом построить из снега «камеру хранения плохого настроения», снабдив ее «потешными» зеркалами, какие имеются обычно в «комнатах смеха», соорудить огромную ледяную глыбу, на которой славянской вязью сделать надпись, предлагающую три дороги. Каждая из них таинственно обещает показать нечто занимательное и интересное. Приняв решение, человек по одной из дорог углубится в сказочное царство Зимушки-Зимы. Всюду на пути искусно вылепленные фигуры снежных баб, снеговиков, волков, медведей. Прямо на снегу красочные узоры, выписанные подкрашенной водой.

Дорога приведет к центру гулянья — на сказочно украшенную площадь. Здесь расположился торговый ряд. Торгуют блинами, пирогами, ватрушками, кулебяками, баранками, расписными пряниками... Ларьки оформлены в виде теремков, матрешек, самоваров, избушек на курьих ножках, квасных бочек и т. д. Многие вылеплены прямо из снега и раскрашены в соответствующие цвета. На каждом ларьке веселая шуточная присказка-зазывка. Для желающих попить чаю сооружен легкий балаганчик. Шумят на столах многоведерные самовары. Коробейники разложили свои товары: игрушки, сувениры, маски, хлопушки, трещетки, бенгальские огни...

Большим успехом пользуются на праздниках проводов зимы игры и забавы. Оно и понятно: на свежем морозном воздухе куда приятнее двигаться, чем стоять на месте. Сибиряки, например, любят брать «снежный город». Не случайно В. Суриков, чья судьба тесно связана с Сибирью, написал замечательную картину «Взятие снежного городка». ...Из снежных «кирпичей» строится большая крепость: бастионы, сторожевые башни — все как положено. Стены ее обливаются водой и, схваченные крепким сибирским морозом, становятся «нерушимыми» и «неприступными». Группа молодежи, обороняющая городок, заранее заготовляет большое количество снежков и занимает оборону. Другая группа играющих осаждает крепость, пытается ее взять. Это совсем не просто: стены высокие и прочные, да к тому же обороняющиеся не жалеют «боеприпасов». Остается одна надежда — попытаться проникнуть в крепость через ворота. Но они бдительно охраняются защитниками снежного городка. А брать город надо. И нападающие предпринимают одну яростную атаку за другой, пока не достигают, наконец, цели.

Другая популярная у молодежи игра. Участвуют две или несколько команд. Каждая из команд лепит снежную бабу, причем все они устанавливаются на одной общей линии. Головы у баб одного размера и к туловищу не прикрепляются. На черте, проведенной в 10—15 шагах от баб, выстраиваются команды. По сигналу судьи участники команд заранее заготовленными снежками начинают кидать в голову «чужой» бабы. Команда, быстрей обезглавившая бабу противника, побеждает.

За разбитый на празднике горшок не только не бранят, но еще и премируют. Стоит этот горшок на утрамбованной площадке. Игроку завязывают глаза и дают в руки деревянный молоток на длинной ручке или просто палку. Встав к горшку спиной, нужно сделать вперед 8—10 шагов, повернуться кругом три раза и, вернувшись, ударить по горшку. Не у всякого это получается. Толпа обступила двух необычных «всадников». Они сидят верхом друг против друга на горизонтально укрепленных над землей тонких бревнах с изображениями конских голов на концах и обмениваются ударами мягких мешочков. Удар — и выбитый из «седла» всадник валяется в снегу. А его место уже занял другой турнирный боец, желающий проверить свою силу и ловкость. Крики, смех, веселый гомон не умолкают ни на минуту.

Перетягивание каната, бег с полными ведрами на коромысле, бег на ходулях, спуск с горы на одной лыже... Все эти игры и забавы организуют гораздые на выдумку ряженые затейники. Они же награждают победителей призами, один вид которых вызывает смех и оживление. Еще бы не смеяться, если победителю преподносят корзину с живым гусем или котенком, огромную связку баранок, набор деревянных ложек, детскую гармонь, галоши сорок пятого размера и т. д.! Желая ускорить приход весны, древние славяне разжигали костры, веря, что они способствуют быстрейшему повсеместному таянию снега и льда. Отсюда возник долго бытовавший обычай растаивать снежную или ледяную гору разложенным на ней костром. Почему бы не вспомнить, не вернуть к жизни и этот обычай.

Опыт проведения зимних праздников показывает, что чем больше организовано различного рода катаний, чем больше сооружено горок и приготовлено саней, санок, лыж, ледянок, просто подмороженных дощечек, тем оживленнее проходят народные гулянья. Большим успехом пользуются на праздниках санные карусели, санные поезда, которые обычно тянут специально украшенные колесные тракторы или же грузовые машины. Но особенно влекут к себе все же снежные горы и ледяные горки. Довольны не только дети, но и взрослые и даже пожилые. А это очень ценно для всякого праздника, когда обремененные возрастом и «солидностью» люди вдруг решаются «тряхнуть стариной». Никакие выступления — даже профессиональных артистов и хороших спортсменов — не могут создать того радостного возбуждения, какое просто и естественно рождается из личного участия самих гуляющих в играх, забавах, шуточных соревнованиях, катаниях. Участвовать самому в хорошем развлечении всегда интереснее, чем быть просто наблюдателем. Остается добавить ко всему сказанному, что торжествам в честь проводов русской зимы неплохо бы придать одновременно и характер праздничного смотра готовности всех хозяйств и организаций страны к приходу весны. Пусть в этот день отчитываются перед страной колхозы и совхозы можно устраивать парады сельскохозяйственной техники, домоуправления, торгующие организации выставки-продажи летних товаров и т. д. Может быть, стоит возродить традицию ярмарок, устраиваемых ежегодно на пороге весны.

Все это при умелой организации нисколько не помешает людям от души повеселиться, а, напротив, сделает праздник еще более массовым и содержательным.

Сохраняя все лучшее, что было присуще народным гуляньям в дни масленицы, наш новый праздник не должен, однако, выглядеть слишком уж архаично. Это должен быть вполне современный советский праздник, несущий, как и другие наши праздники, определенную смысловую нагрузку и внутренне обогащающий, облагораживающий человека. Учительница из Московской области Л. Горчакова писала в «Литературную газету»:

«Как-то я спросила у одного бывшего председателя сельсовета, какие праздники сохранились на селе.

— Никаких!—важно ответил он.— Я тут за десять лет навел порядок. Всякие там березки да веночки пресек в корне. Вот пасху только старики празднуют, а троицу — ни-ни! Я так полагаю — опиум это». «Ну при чем тут, скажите, троица!— продолжает Горчакова. — Был праздник народный, праздник начала лета. Можно его назвать «Праздником березки», как хотите... И ведь не один председатель боролся с обрядами. Многие учителя, заведующие клубами считают, не разобравшись, что любой обряд — это «опиум». А между тем празднование христианской троицы и чествование красавицы березки, символа цветущей русской природы, совсем не одно и то же, как это некоторым представляется. Троица, или пятидесятница, — религиозный христианский праздник, один из двенадцати главных, так называемых «двунадесятых». Календарно он не закреплен за определенным месяцем и числом и отмечается на пятидесятый день после пасхи, приходясь обычно на май или июнь.

Установлен он, как уверяют верующих христианские богословы, в честь важного события: вскоре после чудесного воскресенья Христа произошло сошествие на апостолов, его учеников, «духа святого». В результате этого сошествия апостолы обрели «пророческий» дар для проповеди христианства и понесли по всему миру слово божье. Однако чудо не могло произойти без ведома и участия бога-отца и бога-сына, поскольку все три лица божественной троицы: бог-отец, бог-сын и бог — дух святой —существуют согласно христианскому вероучению в одно и то же время — «и неслиянно, и нераздельно» это догмат, в который нужно беспрекословно верить, не пытаясь, однако, понять его, ибо слабый человеческий разум, учат богословы, не в состоянии постичь всю глубину божественной премудрости.

В конечном итоге христианский праздник посвящен активной пропаганде среди верующих идей всемогущества троичного бога и каждого его лица в отдельности. А евангельский рассказ о сошествии духа святого на апостолов не более чем миф, в каких нет недостатка на страницах «священного» писания.

Церкви в день праздника заполняются прихожанами, в основном пожилыми женщинами. Однако не случай поклониться божественной троице и не страстное желание приобщиться «духа святого» влекут верующих в троицын день в церковь. Они меньше всего думают об этом. К тому же идея «бога-духа» никогда не была понятной рядовому верующему. В этом празднике верующего человека привлекает прежде всего его бытовая обрядность, живо напоминающая о красоте вошедшей в силу молодой природы. В троицын день верующие отправляются в церковь с цветами и ветками березы в руках. Церкви и дома тоже украшаются зеленью молодой душистой березы. Аромат чуть привядших березовых листьев изгоняет из церкви запахи ладана и постного масла.

Но какое отношение это любимое народом дерево имеет к троице. Откуда этот умело используемый церковью обычай украшать церкви   и  дома   ветками березы.

До введения христианства на Руси наши предки — славяне были язычниками. У них были свои верования, свои праздники. Когда в 988 году христианство было объявлено государственной религией и стало распространяться на Руси, многие христианские праздники слились с местными праздниками славян. Так, в частности, «завезенный» праздник пятидесятницы, или троицы, соединился с семиком, местным праздником древних славян, преодолеть или вытеснить который христианство оказалось бессильным. Обычно славяне праздновали семик в конце мая — начале июня. Это был один из самых радостных и любимых в народе праздников. Он знаменовал собой окончание весенних полевых работ и стоял в преддверии нового, очень важного в жизни земледельца этапа — колошения и налива хлебов. Позади оставался тяжелый многодневный труд, впереди были дни, полные забот и опасений за судьбу будущего урожая. Славяне верили в духов, которые якобы живут в деревьях, травах, цветах, кустарниках. Считали, что от их воли зависит урожайность полей, рост трав, а потому пытались различного рода магическими действиями и заклинаниями добиться их расположения, заручиться поддержкой. В праздничные дни люди украшали душистыми травами и зелеными ветками свои дома, обряжали лентами и цветами деревья. Березу, дерево, наиболее распространенное в наших лесах, почитали особенно.

Семик был преимущественно девичьим праздником. В этот день девушки шли в лес, срубали молодую березку, украшали ее цветами, лентами, цветными лоскутами, а сучья свивали в виде венка. Под нарядно убранной березкой угощали друг друга пирогами, яичницей, вареными яйцами. Затем водили вокруг березки хороводы, устраивали игры, пели обрядовые песни. В отдельных районах, чтобы обеспечить богатый урожай, украшенную березку устанавливали прямо в поле среди колосящихся и зреющих хлебов. Остатками кушаний «задабривали» духов плодородия. Часто срубленную березку приносили в село, и здесь продолжалось празднество. Девушки надевали лучшие свои наряды, украшали дома снаружи и изнутри веточками березки. Семицкие праздники глубоко укоренились в жизни славян. Ведь они были связаны с земледелием — занятием, дававшим людям возможность существовать. Ка-лендарно христианская троица и древнеславянский семик совпадали, и церковь, не надеясь справиться с любимым народным праздником прямо, пошла на хитрость: вынуждена была включить отдельные его элементы в свой культ. Отныне на троицу ветвями березы стали украшать не только жилища, но и церкви. Христианская троица выпадала на важный в жизни земледельца и всей природы период цветения и колошения хлебов. В это время решалась судьба будущего урожая. Об урожае были все думы, на него возлагались все надежды. Христианские богословы нашли очень удобным и выгодным для себя «освободить» растительных духов от забот об урожае и передать попечительство о нем пресвятой троице. Так, для абстрактной и непонятной простому верующему божественной троицы была подобрана очень понятная, вполне «земная» и близкая сердцу труженика «работа» — быть   покровительницей   урожая.   А весеннее самообновление природы стали приписывать силе нисходящего на нее и на человека святого духа. Христианский праздник троицы вобрал в себя многие элементы народных семицких обычаев. Но все же церкви не удалось «подмять под себя» народную традицию. Некоторые обычаи старого славянского праздника дошли до наших дней. И сейчас еще кое-где на троицу девушки завивают березку, величают ее, плетут венки из цветов, сами украшаются цветами. Не осталось в этих народных обычаях и следа былых языческих представлений, верований, примет. Осталась та непреходящая светлая радость, какую человек испытывает, наблюдая торжествующее цветение природы. И с троицей эти светлые обычаи связывает в наши дни один только церковный календарь. Редкая девушка, с удовольствием завивающая с подругами березку, пойдет на троицу в церковь «за духом святым».

Но поскольку народный обычай почитать родное сердцу русского человека дерево в силу стараний церковников оказался «за волосы притянутым» к религиозной троице, его долгое время не вспоминали при проведении советских праздников. И лишь в отдельных местах устраивались в начале лета независимо от троицы народные гулянья в честь березки. Но вот начиная с июня 1964 года «Праздник русской березки» стал проводиться почти повсеместно, всюду встречая любовь и признание советского человека. Это добрый, званый гость в городах и селах нашей страны. Однако не везде еще умеют как следует чествовать березку.

«Скучная вступительная речь, толкучка у буфета, несогласованное пение «Подмосковных вечеров» — так выразил свое впечатление от праздника наблюдавший его в нескольких селах писатель В. Солоухин.  Не лучше пока что проходит он и во многих городах. Праздники в честь березки устраиваются, но узнают о них горожане часто задним числом, по газетным сообщениям, информирующим об уже прошедшем празднике. Это довольно обычная картина: в парке проводится праздник березки, а в самом городе никаких признаков праздника и мало кто о нем знает. Праздник нередко превращается в заурядное парковое гулянье, мало чем отличающееся от таких же гуляний по всяким другим поводам. Березкой на нем, как говорится, и не пахнет ни в прямом смысле, ни в переносном. Все, казалось бы, есть: встречи с композиторами, поэтами, артистами, с музыкальными, хоровыми и театральными коллективами, — но нет своеобразной, только этому празднику присущей окраски, а поэтому не получается неповторимого торжества, о котором бы долго помнили и возвращения которого в будущем году с радостью ожидали.

Беда многих наших праздников в том, что они не продолжаются дома. Судьба их всецело находится в руках общественных организаторов. Случись что с организаторами— и не состоится праздник. Между тем задача заключается в том, чтобы связать новые праздники с бытом советских людей, сделать их не только общественными, но одновременно и семейными. Возьмем   для   примера   православные   церковные праздники. Наиболее живучими оказались те из них, которые успели прочно врасти в семейный быт людей рождество, пасха, троица и некоторые другие. Они празднуются не только в церкви, но и в семьях верующих, нередко направляя в течение нескольких дней всю их жизнь. Вот, скажем, пасха. Не всегда празднование ее связано с посещением церкви. Часто оно ограничивается пределами семьи. Бытовой элемент главного христианского праздника настолько силен, что нередко и люди, уже отошедшие от религии, продолжают печь куличи и вместе с детишками красить яйца. А потом угощают друг друга и оценивают, у кого кулич вкуснее. И никто всерьез не вспоминает, что «Христос воскрес». Для пожилых женщин приготовление куличей, окраска яиц — привычный, не требующий большой выдумки способ украсить семейный стол, доставить радость детям. «Очень приятно, — говорят иные женщины, — когда на столе рядом с куличом стоит полная ваза окрашенных в разные цвета яиц». Эта бытовая сторона церковного праздника   кстати, заимствованная  церковниками из весенних обычаев наших дохристианских предков в основном и привязывает к нему людей. Есть поблизости церковь или нет, пойдут святить куличи не пойдут ли, — все равно их приготовят, и дома будет праздник, будут гости. Нужно и при внедрении новых праздников и обрядов добиваться, чтобы каждый дом, каждая квартира, каждый двор готовились к празднику независимо от того, состоятся или нет по причине плохой погоды, скажем в этот день массовые народные гулянья и выступления артистов. Было бы очень хорошо, если бы накануне и в день праздника организованные во множестве цветочные рынки предложили горожанам березовые ветки, васильки, ромашки, колокольчики и другие цветы — любимые украшения нашей земли и наших жилищ. Очень кстати появился бы в этот день в доме горожанина и свежий березовый веник. Даже такое прозаическое занятие, как подметание им пола, превращается в маленькую радость. Незаменим березовый веник и для любителя русской бани. ...Часто в сутолоке дел мы, городские жители, и не замечаем, как наступает самое поэтическое и самое короткое в жизни   природы   время — лето.   Празднике честь березки, который и должен проводиться в начале лета, а не когда кому-то заблагорассудится, призван об этом напомнить и привести нас в городские парки, пригородные рощи, на лесные поляны, на берега озер и рек. Хорошо сказано в стихотворении Антона Пришельца: Любите зеленые травы, Что тянутся к солнцу весной За каждой фабричной заставой, У каждой тропинки степной, За речкой, у светлой опушки, Где бродит доверчивый лось, У тихой рыбачьей избушки, Где вам отдыхать довелось. Любите! Любуйтесь! Покуда

Рассветные росы — как дым, Покуда зеленое чудо Не стало еще Золотым! Любите хорошую песню —

Признанье открытой души!

Хорошую песню,

Да если —

И песенники хороши!

Несмотря на свои глубокие, древние корни, современный праздник в честь березки очень молод. Ошибки и неувязки, которые возникают в ходе его организации и проведения, не больше, чем болезни, свойственные детскому возрасту. Но уже и сейчас, кроме «опыта ошибок», накоплен известный положительный опыт, представляющий несомненный интерес. Мы не будем рассказывать о том, как проходит «Праздник русской березки» в различных городах и селах страны. Описаний его существует уже немало. Подробные советы организаторам можно найти, например, в книге Е. Нагирняка, В. Петрова, М. Раузена «Новые обряды и праздники», выпущенной издательством «Советская Россия» в 1965 году. Интересные детали содержатся в брошюре Е. Климова «Новые обычаи и праздники» Профиздат, 1964 г., во многих статьях, появившихся в газетах и журналах. Некоторые черты праздника характерны почти для всех городов и сел. Кроме героини дня, русской березки, в обширной и разнообразной программе праздника принимают участие Дед Жара, его внучка Дождинка, показывается литературно-музыкальная композиция, посвященная красавице русского леса, проводятся спортивные соревнования, звучат стихи и песни о русской природе, о березе, загораются огни фейерверков.

Но, конечно, всюду празднику должен быть придан и особый, местный колорит так, например, во Владимире Березку сопровождает наряду с Черемухой и Рябинкой знаменитая Владимирская Вишенка, а гости Владимира — участники Муромского хореографического ансамбля—исполняют муромскую кадриль и т. д..

Нельзя и об этом уже говорилось выше механически использовать «чужие» сценарии.

Входи, как хозяйка,

уверенно, гордо

На яркие улицы

древнего города, —

так звучит приглашение, обращенное к березке влади-мирцами.

Организаторы праздника, где бы он ни проходил, должны тоже чувствовать себя «уверенно и гордо», освежать традиционный ритуал смелой выдумкой, яркой фантазией. Надо хорошо знать местные традиции, историю своего города или села, его трудовые и боевые победы. Только тогда, сохраняя общие, ставшие традиционными черты ритуала, праздник в разных местах не будет выглядеть удручающе одинаковым.

Правильно поступают там, где основную часть праздника проводят в парках, садах, среди зелени. И так должно быть всюду. В том же Владимире березовые ветки даже падают с неба из вертолета, облетающего парк.

Нет праздника более радостного, чем встреча с родной природой.

Она заслуживает многих ежегодных праздников. И один из них — в честь русской березки — должен стать повсеместным, радостным и красивым.

 Источник: "О новых и старых обрядах" (А. Филатов)

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.