Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

В ВАШЕМ ДОМЕ-РАДОСТЬ. Продолжение
«Дорогой Крокодил! Что бы ты сделал, если бы у тебя вдруг родился маленький крокодильчик, а Павлоградский отдел загса прислал тебе не поздравление, а вот такую устрашающую бумагу: «Горзагс просит в трехдневный срок записать 22 марта 1962 года ребенка. 15 противном случае за нерегистрацию в срок будете оштрафованы. Зав. загсом г. Павлограда Днепропетровской области». Наверное, ты бы очень обиделся. Молодые павлоградские родители тоже обижаются, когда на второй день после появления на свет наследников они получают такие бумаги. Не худо бы поставить  «повестках» сумму штрафа. Тогда родители окончательно испугаются и уже не посмеют скрывать своих детей от бдительного ока загсовских делопроизводителей...» Случай, описанный молодыми родителями, к сожалению, не единичен. Таким уж канцелярским был сам стиль работы наших загсов еще несколько лет назад. Потребность в гражданском обряде по поводу рождения ребенка возникла у нас не сейчас только. Еще в первые годы Советской власти были предприняты попытки создать советский обряд октябрин. Однако октябрины не получили большого распространения и вскоре окончательно исчезли из быта, не осталось после себя сколько-нибудь заметного следа. Даже мо название «октябрины» современной молодежи ни и чем не говорит. Октябрины были задуманы со слишком утилитарной целью — почти исключительно как противоядие церковному крещению. Не учитывалась не зависящая от религии и церкви объективная потребность семьи и общества торжественно встретить приход в мир нового человека. Поэтому, как только нам удалось достичь определенных успехов в борьбе с религиозной обрядностью а успехи, особенно перед войной, были, несомненно, большие, хотя часто и переоценивались нами, общественность перестала уделять внимание организации октябрин, а они исключительно на том и держались. Обряд октябрин не привился в быту. Воскрешать его сейчас нет необходимости, да, собственно, и воскрешать нечего. Но сделать определенные выводы из этого опыта нужно, чтобы не повторять старых ошибок. Октябрины были по преимуществу торжественно-показательным антицерковным мероприятием. В газете «Правда» в 1924 году была опубликована статья «Крестины или октябрины», отмечавшая, что замена крестин октябринами имеет большое показательно-политическое значение, так как устроить октябрины— значит, дать присягу воспитывать не рабов для буржуазии, а бойцов против нее. В другом номере газеты за тот же год говорилось, что замена крестин октябринами представляет собой ни больше, ни меньше, как «обходное движение в момент, когда еще не подготовлена лобовая атака на религию» и пока еще невозможна полная замена религиозных праздников революционными праздниками. Как правило, октябрины устраивались для детей беспартийных родителей, так как преследовались цели чисто пропагандистские. Если партийные родители и обращались в ячейку с просьбой устроить для ребенка октябрины, им часто отказывали. Но людям нужно не «мероприятие», а простой, красивый, по-человечески теплый обряд. К тому же лишь отдельным детям выпадало такое счастье. Обряд в той форме, как он проводился, не был и не мог быть доступным для всех. Вот, например, часть текста одного  из памятных удостоверений, выданных в 1924 году: «На торжественном заседании члены городской ячейки РЛКСМ с представителями от районного комитета РКП б, районного комитета РЛКСМ, женотдела и пионеров, посвященном новорожденной Цепелевой, коллективно постановили дать ей имя Октябрина в честь Великой пролетарской революции...»

Естественно, такие торжественные заседания не могли устраиваться по поводу каждого нового рождения. А ведь каждому родителю хочется, чтобы его ребенку было уделено внимание. Приведем еще одно описание октябрин в «Известиях». «В переднем углу клуба отряд пионеров с алым стягом поет под негромкую дробь барабана: Мы молодая гвардия Рабочих и крестьян...

— Товарищи пионеры, предлагаю вам отправиться за матерью и пригласить сюда, — объявляет председатель.

Идут пионеры с барабанным боем и возвращаются с матерью, которая несет на руках ребенка. Публика аплодирует, кричит «ура!» Когда все вошли в клуб, молодая мать заявляет:

— Ребенок принадлежит мне только физически. Для духовного воспитания передаю его обществу.   »

Аплодисменты. Председатель берет ребенка на руки, пионеры развевают над ним полотнище своего знамени.

— Мы, пионеры, даем клятву, что поможем новому члену пройти все три школы: пионерскую, комсомольскую и РКП — и стать честным гражданином. С честью мы принимаем новорожденную девочку в свой отряд.

Председатель зачитывает официальную грамоту, данную новорожденной гражданке от жилищного товарищества:

«В день седьмой годовщины Октября правление и трудящиеся дома торжественно принимают в члены своего коллектива новорожденную и нарекают ее именем Майя в честь международного пролетарского праздиика 1 Мая». Музыка. Крики «ура!» Аплодисменты. Санячейка дома зачитывает и преподносит матери вторую грамоту о принятии шефства над ребенком. Повой гражданке   подносится   портрет Розы Люксембург, а матери — жалованные грамоты и книга по материнству». В той форме, как он описан здесь, обряд октябрин мог рассчитывать на какой-то успех лишь до тех пор, пока он был еще в диковинку, пока в диковинку была и барабанная дробь, и немудреная духовая музыка, и присутствие отряда пионеров. Сам по себе такой слишком уж приземленный и примитивный обряд не мог ни вызвать восторга, ни принести удовлетворения. Правда, он все-таки давал на первых порах некоторое удовлетворение, но не эстетической зрелостью и не глубиною замысла — привлекали новизна, необычность, молодость и, главное, смелость, с какой он бросал вызов старому церковному обряду крестин. Этим он и был ценен —именно своей будоражащей революционностью. Он был хорош как пример. Восторг крики «ура!», аплодисменты возбуждал не сам обряд, а то, что отдельные родители отдельные осмеливались игнорировать крестины и решались подвергнуть новому обряду своих детей. Первые октябрины собирали много народу, потому что интересно было посмотреть на беспартийных родителей, которые дерзнули не крестить ребенка. Обряд октябрин держался, можно сказать, на одном энтузиазме. Как только он начал выдыхаться, октябрины неминуемо должны были погибнуть. И они погибли. Выдержать будней жизни они не могли.

Недаром автор одной из корреспонденции так заключал описание октябрин: «Конечно, последующие октябрины, в особенности на небольших предприятиях, где нет ни своего оркестра, ни своего хора, не могут проходить всегда так торжественно. Приходится применяться к обстановке места и времени».

В большинстве случаев обряд сводился к речам и к докладу о новом быте, который отличался от обычного доклада разве только тем, что проводился в присутствии новорожденного и родителей. Об эстетической привлекательности таких октябрин говорить не приходится. Известные советские сатирики И. Ильф и Е. Петров имели все основания для горькой иронии, когда в 1935 году в статье «Мать» писали: «...Была наскоро состряпана кошмарная музыкально-профсоюзная мистерия под названием  «октябрины». Новорожденного несли в местком. Здесь происходил церемониал вручения подарка. Дарили всегда одно и то же — красное сатиновое одеяло. Но уж за это одеяло председатель месткома брал реванш; над люлькой младенца он произносил двухчасовой доклад о международном положении. Новорожденный, натурально, закатывался, но опытному оратору ничего не стоило его перекричать. Взрослые тоскливо курили. Оркестр часто играл туш. По окончании доклада несколько посиневшему младенцу давали имя: мальчика называли Доброхим, а девочку—Кувалда, надеясь, что детей будут гак называть всю жизнь. Потом все с чувством какой-то неловкости шли домой, а председатель, оставшись один, вынимал ведомость и с удовлетворением записывал: «За истекший квартал проведено политобеденных перерывов— 8, культшквалов—12, октябрин — 42». Дома, конечно, все приходило в норму. Доброхима называли Димой, а Кувалду, естественно, Клавдией. Но чувство неудовлетворенности оставалось еще долго. И произошло то, что не могло не произойти. Форма, не наполненная содержанием, распалась». Многие, годы мы вынуждены были обходиться без гражданского обряда. Люди, отвергнувшие церковный обряд крещения, в лучшем случае устраивали в честь новорожденного семейные торжества для родных и знакомых. Каждый выражал в таких случаях свою радость как мог. Некоторые, например, палили вхолостую и  двухстволок, иначе не зная, как отметить такое большое событие. Между тем хороший новый обряд необходим.

Может возникнуть вопрос: обязательно ли присутствие на празднике самого новорожденного. Конечно, оно желательно, так как придает ритуалу особую торжественность и теплоту. Но настаивать на том, чтобы родители приходили с детьми, а тем более добиваться этого в законодательном порядке, нельзя. Не всегда можно паять ребенка с собой. Значит, нужно заинтересовать родителей самим ритуалом: убедить в его целеообразности, жизненности, привлечь красотой и сердечностью церемонии. Вот какой виделась она В. В. Вересаеву: «Можно бы представить себе хор детей, представительствующих интересы только что явившегося на свет

их товарища, вопросы, которые этот хор в чисто ритуальном порядке задает родителям и на которые родители должны давать такие же ритуальные ответы. И только как бы удостоверившись, что юный их товарищ попадает в надежные руки, дети вручают его родителям... И пусть торжественные гимны звучат, говорящие о «верности земле и ее смыслу», о верховной святости труда, о сверкающем будущем, за которое нужно бороться и для которого нужно работать».

Вероятно, на церемонии имя наречения не обойтись без специального гимна в честь родившегося человека. Этот своего рода «встречный» гимн должен быть традиционным. Нельзя забывать и о женщине-матери. Религия только унижает женщину, оскорбляет ее материнское достоинство. Рождение детей религия расценивает как греховный акт, оскверняющий женщину, делающий ее нечистой. Согласно Библии женщина нечиста в течение шести недель после рождения ребенка и должна посвятить себя молитве. Она выстрадала рождение человека, она принесла в мир новую жизнь, и она же не имеет права даже переступить порог храма, в котором крестят ее собственного ребенка, .если крещение состоится в первые шесть недель. Двери храма на это время для нее закрыты. По истечении шести недель в притворе у входных дверей ей еще предстоит выслушать оскорбительные очистительные молитвы. После этого «вина» считается заглаженной, но лишь частично и временно, ибо женщина остается женщиной, а стало быть, и источником будущих жизней. Так в религии. Ну, а в нашем новом обряде. Самые красивые, самые теплые и нежные слова любви и благодарности женщине-матери нужно найти для обряда. И не обязательно их придумывать. Отечественная и мировая поэзия богата стихами о матери и материнстве, без которых, думается, новому ритуалу обойтись трудно. О матери столько хорошего сказано и написано, что, кажется, лучше невозможно уже сказать и написать. И этот готовый материал все занимающиеся работой по новой обрядности могут использовать. Бывает, однако, что родители, имея высокие понятия о родительских   правах,   забывают  о   своих   обязанностях перед обществом. Об этих обязанностях стоит напомнить, напомнить тактично и тонко, не впадая в назойливое морализирование. Говоря об обряде торжественной встречи новорожденного, нельзя обойти одну очень важную проблему. Речь идет о воскрешении института кумовьев. Издавна повелось, что лучшие друзья родителей становились их кумовьями — «крестными» их детей. Церковь захватила у народа этот добрый древний обычай — всем родом нести ответственность за судьбу ребенка, — придав первоначально не свойственный ему религиозный смысл.

Желательно в новой форме восстановить этот обычай и вернуть его народу. На восстановлении института кумовьев, гражданских воспреемников, настаивают очень многие далекие от религии люди, и к их голосам нельзя не прислушаться.  В самом деле, разве не достойно всяческого поощрения, когда люди берут на себя добровольную обязанность заботиться о чужом ребенке, помогать родителям в его воспитании. А ведь еще совсем недавно молодые люди, согласившиеся стать «названными отцом и матерью», скрывали это, так как старый обычай вынуждал их принимать участие в церковном обряде, нелепость и пошлость которого для них очевидны. Вносятся предложения, чтобы выбранные родителями в кумовья люди присутствовали при регистрации при наречении имени и имена их по желанию родителей вписывались в свидетельство о рождении. В Латвии, где сейчас широко практикуется гражданский обряд в честь юных граждан праздник ребенка, ив ряде других районов страны обязанности «почетных родителей» зачитываются во время церемонии, н кумовья ставят под обязательствами свои подписи. Па празднике от лица общественности родителям выдается удостоверение, где рядом с их именами записаны имена кумовьев. В Куйбышеве «почетным родителям» вручается такой документ: «Мы, почетные родители имена и фамилии, торжественно обещаем: поддержать имя ребенка на жизненном пути, всегда протягивать ему, ей ружескую руку и с отзывчивым сердцем приходить на помощь в трудную минуту. Мы обязуемся помочь родителям вырастить имя ребенка честным и справедливым гражданином гражданкой, преданным патриотом, трудолюбивым и жизнерадостным строителем коммунизма». Приводя этот текст, мы, разумеется, не хотим выдавать его за образец, эталон. Речь идет о том, чтобы, восстанавливая в новой форме старую народную традицию, преодолевать ее прежнюю узкосемейную ограниченность, придавать традиции большую общественную значимость. Встает вопрос: где должны устраиваться эти торжества. Ясно, что «закутки» нынешних загсов для таких целей абсолютно непригодны. Нужно или построить специальные помещения при бюро загсов, или пока воспользоваться помещениями домов культуры, клубов, дворцов бракосочетания и т. д. А может быть, торжественную встречу новых граждан с одновременной их регистрацией и наречением имени проводить в специально для этого отведенных залах родильных учреждений сразу же в день выписки матери с ребенком. Обычно встречать их в роддом приходят родственники, близкие, друзья с цветами, с подарками новорожденному. Очень удобный момент для организации торжественной церемонии имянаречения. К тому же «путевку» в жизнь одновременно можно выдавать сразу нескольким «выписывающимся» гражданам. Устраивать гражданские «крестины» сразу же при выходе детей из роддома удобно ещё и.потому, что не придется потом специально отправляться куда-то с малышами к определенному часу, что всегда связано с известными бытовыми трудностями. Все эти вопросы нужно детально продумать. Впоследствии сама практика натолкнет на верное их решение. Но уже и сейчас в ряде родильных домов Москвы, Владимира, Волгограда и других городов совершаются время от времени обряды наречения имени. В последние годы часто высказывались пожелания о необходимости создания рекомендательных списков для выбора имени. Имя, которое человек получил в детстве, ему носить всю жизнь. Оно должно быть звучным, красивым. Выбор его — дело совсем не простое, что хорошо показано поэтом Юрием Благовым.

С домочадцами своими Дед пунцовый, словно мак, Выбирает внуку имя — И не выберет никак...

Этот выбор в сверхпроблему Превратился в наши дни. Руководств на эту тему. Сами знаете, ни-ни...

Дочь, захваченная спором,

Явно лезет на рожон

С целым импортным набором;

Гарри... Френсис... Дуглас... Джон...

Сын студент в порядке прений Тоже рвется напролом: — Назовем посовременней — Гелий... Атом... Космодром...

Дед, прикрикнув на студента, Натаскал из разных мест Ряд имен интеллигентных: Тивий... Муций... Свен... Орест.,

Не желая с ними знаться, Бабка, взгляд метнув косой, Причитает, глядя в святцы: — Пуд... Мефодий... Сила... Псой...

Сочинительством премудрым Занимаясь вчетвером, Ночь проспорили, а утром Мальчик назван был Петром.

В этом веселом стихотворении мальчик после долгих споров получил хорошее имя. Но не все родители в состоянии самостоятельно выбрать такое имя для своего ребенка. О том, сколько возникает здесь недоразумений и просто ляпсусов, лучше всего, пожалуй, известно работникам загсов, которые почти единодушно настаивают на создании рекомендательных списков— памянников».

В свое время в связи с октябринами вносились предложения отказаться от всех старых имен. Отказаться потому только, что они значились в церковных святцах. Все, что хотя бы косвенно напоминало о прежнем господстве церкви, вызывало у многих неприязнь, даже если это были всего лишь имена. Взамен

«христианских» родителям предлагались такие, например, имена: Молот, Серп, Луч, Лес, Океан, Гудок, Динамит, Орел, Красный, Пурпур, Красноцвет, Солнышко, Звезда, Аврора, Заря, Коминтерн, Коммунист, Либкнехт, Бебель, Пролетарь, Мятежник, Атеист, Трибун, Народосын, Авангард, Красарм, Перекоп, Бастилии, Дантон, Робеспьер, Кима, Баррикада, Коммунарка, Серпина, Правда, Цеткина, Свобода, Борьба, Марсельеза, Иарижкомма и т. д. и т. п. «Вообще, — давалось разъяснение в одной из книг, вышедших в 20-х годах, — родители могут избрать своему ребенку имя, заимствованное из мертвой или живой природы. Этим они порвут с религиозными именами, докажут свой разрыв с идолопоклонством». Было время, когда общие собрания обсуждали вопрос, как назвать ребенка, чтобы увязать его имя с выполнением промфинплана или выпуском первого трактора. Сейчас это вызывает невольную улыбку, которая, однако, не мешает нам восхищаться «одержимостью» людей тех лет, их стремлением придать острую идейную направленность всякому событию. Большой специалист в области именословия, или ономатологии, науки о личном имени человека, Лев Успенский в своей книге «Ты и твое имя» советуем познакомиться с ней родителям, приведя много примеров «ономатологических анекдотов», заключает: «...Очевидно, что приспело время нам менять наш «именослов» или, во всяком случае, расширять его. Это бесспорно. С другой же стороны, нельзя делать это так небрежно и кое-как, как делалось доныне. Наверное, следует помочь людям: не у каждого хватит фантазии, знаний и вкуса, чтобы самому выдумать хорошее имя для младенца; надо помочь им в этом. Однако составлять наши новые «святцы» должны не веселые добровольцы-любители, а люди, по-настоящему осведомленные в истории именословия, в его законах, да и в законах русского языка вообще. Только они сумеют подобрать такую сокровищницу «сладостных да ров» новорожденным, из которой, если не все до одного, то хоть некоторые имена станут действительно популярными и любимыми.

Красивых имен в мире очень много, как много красивых одежд или головных уборов у разных народов земли. Но ни я, ни вы не хотели бы все еще ходить по улицам в пернатом уборе индейского вождя, или в древнегреческой хламиде; всеми этими вещами лучше любоваться в музеях да на картинах. Когда вам надо заказать красивое платье, которое вы будете носить год или два, родители ведут вас в ателье, советуются с портными, судят и рядят со знакомыми так и этак насчет материала, цвета, фасона. Л когда надо дать человеку имя, которое он не сбросит с плеч до конца жизни, почему-то считается, что лучше папы с мамой да еще двух-трех тетушек в этом никто не разберется. Это совершенно неверно, и надо надеяться, рано или поздно обновленный список красивых имен, таких, как древнеславянское Лола, русское Лада, таких, как парфянско-согдийское Роксана, как изобретенное А. Толстым Аэлита или широко распространенное некогда у нас, а теперь живущее только в Болгарии милое Радость — этот список будет составлен, предложен народу нашему и утвержден им». Со своими соображениями по поводу создания советских гражданских «имянников» — «словесного пантеона бессмертных сынов советского народа и человечества»— выступил на страницах «Псковской правды» Л. А. Осипов. Он предлагал определить и увековечить и этих списках лучших людей — политических и общественных деятелей нашей страны и мировой прогрессивной общественности, деятелей отечественной и мировой науки и культуры, чтобы ребенок знал, что носит имя достойного представителя человечества, учился у него жить и трудиться. Автор статьи предлагает считать день рождения или день памяти такого человека днем именин младенца, вмести его, как и имя человека, в чью честь назван ребенок, в его метрику. Пусть этот день станет личным праздником новорожденного, когда его будут поздравляй, и радовать подарками родные, товарищи. Можно вручать вместе с метрикой памятную книжку с портретом и биографией того, в чью честь дано Имя, с занесением — тоже за подписями и с печатью, и специально отведенной для этого первой странице —  метрической записи ребенка. Так, по мысли автора, имя свяжет человека на всю Щнзиь с лучшими   людьми и традициями человечества, И он обойдется без мистических «дней ангелов» и «крестин». Нельзя не согласиться С большинством предложений Осипова по части создания нового имянослова, тем более что предложения такого рода содержались и в письмах читателей, принявших участие в дискуссии о новых традициях, обычаях, обрядах, развернувшейся на страницах нашей периодической печати. Первая попытка уже сделана. В издательстве «Советская энциклопедия» вышел «Справочник личных имен народов РСФСР». Он составлен отделом загсов совместно с институтом русского языка и языкознания АН СССР при участии научно-исследовательских учреждений автономных республик. Это пособие для загсов сельсоветов, паспортных столов включает 17 списков: несколько сот имен русских и народов автономных республик. Но мало создать такие имянословы. Не хотелось бы, чтобы они попадали в руки людей, примитивно понимающих свои обязанности. Тогда возможны всякого рода анекдотические ситуации, о которых принято говорить: и смешно, и грешно. Гражданка И. Иванова прислала в газету «Известия» письмо такого содержания: «Вот у нас какая забота. Моей дочурке уже десять месяцев, а я все не могу примириться с именем, которое ей навязала заведующая загсом Орджоникидзевского района города Керчи. Ждали мы девочку всей семьей у меня есть еще сын и задолго до ее рождения выбрали имя — Оксана. Правда, хорошее. И простое, и красивое, и милое... Всем нам по сердцу пришлось. Но вот приносит мне в родильный дом муж свидетельство о рождении дочери. Развернула я этот документ, а там вместо Оксаны стоит скучное, чужое имя Аксиния. Я даже расплакалась от огорчения. Оказывается, заведующая загсом не пожелала записать выбранное имя. Его нет в перечне имен. Вышла из родильного дома, пошла в тот загс. Сама. И мне, мужу, заведующая тов. Литвинова «разъяснила»: имен Оксана в справочнике имен нет, все сделано по закону Мы не поверили с мужем в такой закон и написали Крымский облисполком. И знаете, что нам ответили.

«Сообщаю, что ваше письмо по вопросу правильности вписания имени дочери облисполкомом получено и рассмотрено. По поручению облисполкома разъясняю, что согласно существующему положению в свидетельство о рождении вашей дочери может быть вписано имя Оксана при условии, если все установочные данные о родителях и девочке будут записаны на украинском языке. Имя Оксана в переводе на русский язык является Аксиния, о чем бюро загса правильно указало на имя вашей дочери в актовой записи и свидетельстве о рождении. Ст. инспектор облисполкома А. Кузьменко», Неужели волею скучных людей так и будет носить наша веселая дочурка имя Аксиния. Я зову ее Оксана». Имя ребенку выбирают сами родители. Любое, какос им нравится, будь то русское, украинское, казахское, грузинское. Если и допустимо в этом вопросе какие либо вмешательство со стороны, то только в форме деликатного, тактичного совета, а не бесцеремонного нажима  па  родителей. Точно так же неверно поступают и те организаторы, Которые насильно заставляют всех родителей проходить церемонию торжественной регистрации своего ребенка, Нарушение Принципа добровольности недопустимо! Пади так проводить праздник, чтобы людям самим захотелось принять В нем участие. Хороший, красивый ритуал всегда будет принят и оценен. Во многих странах есть чудесная традиция. Родился в семье ребенок — и родители идут в сад, огород или рощу и сажают дерево. Так и растут они ровесниками  человек и дерево. Народная мудрость недаром Гласит: «Каждый человек должен вырастить сына и посадить дерево». Делаются попытки привить подобную традицию и  нас речь о ней шла уже в главе о свадебном обрядам. В некоторых районах Латвии, например, в день Гражданской церемонии наречения имени кумовья, если позволяет время года, сажают так называемое «дерево крестника», «дерево новорожденного» или «именное дерево»,. Пока малыш не подрос, за его деревом ухаживают кумовья, старшие братья и сестры, а потом оно переходит под присмотр своего ровесника.

Уже немало и в Российской Федерации городов и поселков, где заложены аллеи, парки и рощи новорожденных. В качестве примера можно назвать города Ленинград, Новгород, Пермь, Дрогобыч и многие другие. Не вызывает сомнения, что обычай встречать появление на свет нового человека посадкой дерева полюбится людям. Он не только красив и эмоционален, но и практически полезен: украшает зеленью наши города и села. Нужно только активнее пропагандировать хороший обычай, чтобы со временем он занял прочное место во всех семейных торжествах по случаю рождения ребенка. В каждом городе и поселке должны быть выделены участки, где впоследствии на радость и родителям, и детям вырастут прекрасные рощи, сады и парки... Большая работа над обрядом торжественной регистрации новорожденных развернулась в последние годы в Ленинграде. По инициативе работниц завода «Светлана» городской Совет принял решение о торжественной регистрации и выделил здание для Дворца новорожденных. Кроме того, перед самыми юными ленинградцами регулярно, один-два раза в неделю, гостеприимно распахиваются двери дворцов бракосочетания и крупнейших дворцов культуры. Обряд совершается по единому, утвержденному Ленгорисполкомом, ритуалу. В определенный день к назначенному часу приезжают родители, их родные и друзья. Ритуал не предусматривает обязательного присутствия новорожденного, но многие приезжают с детьми. После необходимых формальностей, связанных с заполнением свидетельства о рождении и составлением актовой записи, родители и сопровождающие их гости проходят в ритуальный зал. Здесь их встречает музыка. Родители занимают места перед столом регистрации. Объявляется, что у граждан таких-то родился сын или дочь и что по желанию родителей ребенку дается такое-то имя. Родители подходят к столу и ставят в книге регистрации свои подписи. От имени Советской власти депутат тепло поздравляет счастливых родителей и призывает всех присутствующих в зале также поздравить их с радостным событием. Звучит ставшая уже почти всюду традиционной на торжествах по случаю присвоения имен новорожденным песня А. Островского на слова Л. Ошанина «Пусть всегда будет солнце»

Оговоримся, что кое-где этот обряд проводят вообще без музыки под девизом: «Тише! У нас сегодня — малыши»... Что же, в конце концов это детали. Обряд в чем-то главном должен быть всюду единым, а вопрос о деталях всегда можно решить на месте. Обряд торжественной регистрации новорожденных пользуется в Ленинграде большой популярностью и шаг за шагом выбивает почву из-под церковных крестин. Не всем это, конечно, нравится. «Вы, — писала в газету «Советская Россия» в августе 1965 года одна гражданка, — критикуете церковный обряд крещения, а дворцы бракосочетания в дни, когда производится регистрация новорожденных, пустуют. Родители не приносят туда своих детей». Ответила ей заведующая Ленинградским Дворцом бракосочетания А. С. Масленникова:

«Я не буду с вами спорить... Говорят, лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. Вот и приглашаю вас — приходите к нам, посмотрите. В нашем Дворце регистрация новорожденных производится два раза в неделю: по воскресеньям и понедельникам. И в каждый такой день Дворец полон народа. За полгода здесь зарегистрировано 12 тысяч новорожденных». Отовсюду идут добрые вести: прививается на радость людям новый обряд встречи новорожденных. Недолго осталось жить церковным крестинам. Однако хочется предупредить культработников, общественников-активистов, всех, кто занимается обрядами, о следующем: не от случая к случаю должен проводиться обряда систематически. Никакой масштабностью и грандиозностью эпизодических мероприятий не добиться . Кстати, продолжим разговор, начатый в предыдущей главе,— об обрядовых песнях и обрядовой музыке вообще. Вошла песня в обряд, срослась с ним — и не будем ей мешать жить этой своей, «особой» жизнью. Не будем «затаскивать» музыку, исполняя ее везде и всюду без разбора. Где собрались дети, там «пусть всегда будет солнце», а для музыкального сопровождения уроков гимнастики по радио можно подобрать сколько угодно других бодрящих мелодий. Иные клубные работники умудряются под одну и ту же музыку днем детей регистрировать, а вечером танцы проводить. Это не дело. Всему свое место ждения в жизни новых ритуалов. А именно на «помпах» и пытаются выезжать отдельные работники и целые культурно-просветительные учреждения. Возникла идея провести торжественную регистрацию новорожденных— и на ноги подняты роддом, загс, детская консультация, местные комитеты предприятий, горсовет, пионеры, художественная самодеятельность, местные знаменитости, специалисты по воспитанию, магазин «Детский мир», газета и т. д. Снова такое мероприятие не скоро, соберешься провести. Шуму в прямом и переносном смысле поднято много, а младенцы, как известно, не очень его любят. Несомненно, более разумно поступают те организаторы, которые проводят регистрацию скромно, без особой помпы, но достаточно торжественно. Регистрация новорожденных — это прежде всего большой значимости государственный акт, и ему при всей торжественности надлежит быть достаточно строгим, простым, лаконичным. Ритуал можно использовать тот, что принят в Ленинграде и Москве, дополнив его элементами национальной или местной символики. Профсоюзные организации могут сделать очень многое для придания торжеству большой теплоты и трогательности. Так, на одном из заводов все расходы полностью взял на себя заводской комитет профсоюза. Для родителей были накрыты столы с русскими самоварами, скромным угощением. Силами художественной самодеятельности завода был организован небольшой концерт. Для каждой семьи была исполнена любимая песня. Песню «Пусть всегда будет солнце» пели хором все присутствующие. Почетные отцы их можно было сразу узнать по приколотым голубым лентам и почетные матери с розовыми лентами преподнесли подарки малышам. Были подарки и от профкома. Все остались очень довольны. Несколько слов хочется сказать о подарках. Правильно говорят: «Не дорог подарок — дорога честь». Самое главное, что не забыли о человеке, проявили внимание. И все же неприятно бывает видеть, когда в одном и том же клубе, на одной и той же церемонии имянаречения представители более богатой организации дарят новорожденному, к примеру, дорогую коляску, а родителям другого ребенка профсоюз оказался в состоянии преподнести куда более скромный подарок, уместившийся в маленьком сверточке. Наверное, очень обидно бывает в этот момент некоторым родителям. Поэтому устроителям торжественных регистрации и „ общественным организациям предприятий, где работают родители новорожденных, нужно заранее продумывать этот вопрос. Обиженных на празднике быть не должно. На одном из совещаний по новым обрядам оратор посетовал на то, как трудно «выколотить» у иного профсоюзного работника деньги на подарки новорожденным. Что можно сказать в таком случае. Вероятно, прав был другой товарищ, выступавший позднее, который сказал: «Я считаю, что это уже не подарок, а подачка, и я бы такую подачку попросту не принял».

Еще раз повторим мысль, уже неоднократно высказанную здесь: все надо организовать так, чтобы не было никаких «мелочей», омрачающих радостное настроение участников праздника. Иначе такой праздник никому не нужен... Что же все-таки дарить новорожденному. Ведь и коляска, и наборы детского белья — все это скорее форма помощи родителям, чем подарок будущему гражданину. Подарок должен быть добрым и знаменательным пожеланием маленькому человеку. Это своего рода семейная реликвия, которую будут бережно хранить, как память о далеком счастливом дне рождения. Таким символическим подарком мог бы стать красный пионерский галстук его дарят в Ангарске, хорошая книга с памятной надписью, альбом фотографий родного города и т. д. В отдельных клубах записывают на магнитофонную ленту и снимают на кинопленку всю церемонию наречения имени и вручают ролик родителям новорожденного. Это ли не подарок ему: снова, но уже сознательно «присутствовать» на первом в твоей жизни торжестве, услышать добрые напутствия и пожелания «счастливого плавания»! Правда, пока что это довольно редкая практика, но она заслуживает самой решительной поддержки со стороны профсоюзных комитетов. Конечно, на таком празднике, если он организован хорошо, родителям приятно все: теплые слова, подарки, вручение свидетельства о рождении, а также и письма к малышу. Но не случайно в нашей печати высказывались соображения о том, что поскольку виновники торжества— родители, то к ним и должны быть обращены все поздравления, сонеты, наказы. А вот оправдано ли вручение напутственного письма, обращенного к малышу, не искусственно ли это. Вопрос спорный и в конце концов не самый важный. И если где-либо это уже вошло в традицию и не выглядит чужеродным, пусть так и будет. Главное в том, чтобы текст этот был теплым, не стандартным и обращенным все-таки к ребенку. Едва ли следует ограничиваться формулировками общего порядка, дежурными фразами. Пусть в письме будет больше теплых, заботливых, человеческих слов, какими говорят со своими детьми любящие родители. Разумеется, вручение такого письма не главное в обряде. Главное — богатство жанров, форм и приемов, используемых при его проведении, его сердечность, эмоциональность. Но коль скоро организаторы праздника решили символически обратиться к малышу, сделать это надо так, чтобы пока это обращение способно было взволновать родителей. Только тогда у них и появится потребность показать его, когда придет время, своему ребенку.

 Источник: "О новых и старых обрядах" (А. Филатов)

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.