Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

В ВАШЕМ ДОМЕ-РАДОСТЬ

На всю жизнь запоминает человек день своей свадьбы.

Хороший свадебный обряд придает этому дню особую торжественность и поэтичность. Свадьба всегда и у всех народов была торжественным и радостным праздником, праздником молодости, красоты и силы, праздником жизнеутверждения, больших надежд и устремления в будущее. Веселые свадебные обряды включали в себя все виды народного искусства музыку, пение, танцы, игры и т. п. Они способны были не только занять всех присутствующих на торжестве людей, но и объединить их в одном чувстве, сделать активными участниками массового свадебного действа. Торжественный, поэтически прекрасный свадебный обряд существовал издавна и у русского народа. Это был длинный, достаточно продуманный и хорошо отрежиссированный самодеятельный спектакль, где не было деления на зрителей и участников, где каждый был и тем, и другим. Хор составляли сами гости. Пели все, начиная с древних стариков и старух и кончая девочками-подростками. И пели не кто во что горазд, а соблюдая традиции многоголосого хорового пения. Гости выделяли из своей среды тысяцкого, дружков, величальниц, подгалашниц, без которых не мыслилась справляемая по обряду свадьба. Серьезности события соответствовал и обряд — сложный, внушительный и разнообразный.

Церковный акт венчания, существовавший параллельно с народным" свадебным обрядом, был в свое время насильственно навязан людям. До революции только тот брак считался законным и действительным, который освящался церковью. «Законный брак между частными лицами совершается в церкви... — говорилось в Своде законов Российской империи, — и во всем сообразно правилам и обрядам православной церкви». Всякий, кто, не желая поступиться убеждениями, избегал церковного обряда венчания, по существу, лишался права жить в законном браке. Вокруг так называемых «незаконных» браков усиленно возбуждалось общественное мнение. Невенчанные!.. Одного этого слова было достаточно, чтобы людей стали подозревать во всех смертных грехах, чтобы обыватели с ужасом шарахались от них в сторону, как от прокаженных. Невенчанные считались «позором для общества» и были поставлены вне закона. С победой Советской власти церковь в нашей стране была отделена от государства и лишена законодательных функций. В декабре 1917 года вышел декрет о гражданском браке, согласно которому юридическую силу отныне имел только гражданский брак. Венчание стало частным делом верующих. Число венчаний сразу же резко пошло на убыль и неуклонно сокращалось год от года. Однако и сейчас еще некоторые молодые люди прибегают к обряду венчания, хотя этот обряд пользуется значительно меньшим распространением, чем крещение детей и церковные похороны.

Что же это за обряд и как он совершается в церкви.

...В ожидании венчания молодые стоят в притворе храма. Отворяются двери алтаря, и из них выходит священник, одетый в белые праздничные ризы. Он благословляет жениха и невесту крестом, дает им в руки зажженные свечи, окуривает ладаном. Кадильный дым и огонь свечей должны «отогнать» от новобрачных «нечистую силу» от нее, оказывается, нет спасения даже в храме, все стены которого сплошь увешаны ликами святых  заступников.

...Сколько важности и степенства во всех действиях священника! Ведь, совершая обряд, учит церковь, он действует от имени самого бога и приобщается к великой тайне нисхождения на врачующихся божественной благодати. То, что делает священник, уверяют богословы, это только видимая сторона брачного обряда. А есть еще и невидимая сторона, таинственная и сокрытая от глаз людей: когда брачующимся, освящая их семейный союз через благословление священнослужителя, даруется свыше благодать на совместную супружескую "жизнь, рождение детей и воспитание их в христианском духе.   Но откуда, спрашивается, взяться ей, божественной благодати, если почти все элементы обряда венчания заимствованы христианами из столь яростно поносимых и отвергаемых ими первобытных языческих верований. Мы не говорим уже о том, что не существует и самого бога, от которого благодать могла бы исходить. Все рассуждения о благодати нужны церковникам лишь для того, чтобы окутать покрывалом таинственности свои зачастую нелепые действия и упрочить монополию на совершение брачных обрядов.

Поговорим, однако, о видимой стороне обряда, ибо трудно говорить о том, чего нельзя видеть. «Отогнав» от молодых «нечистую силу», священник предлагает им обменяться кольцами. Этот обряд церковь переняла из народных обычаев, считавших кольцо символом связи звенья в цепи связаны и любви, не знающей края и конца у кольца нет конца. Но и сюда она подбавила капельку яда, заставив само кольцо быть символом власти мужа над женой. Дело в том, что до сравнительно недавнего времени церковь предписывала жениху надевать кольцо золотое, а невесте, как стороне, подчиненной в браке, — серебряное. И до сих пор еще идея о превосходстве мужа над женой так и выпирает наружу, как ни пытаются священнослужители поглубже упрятать ее. После того как совершено обручение, священник приступает к чину венчания. Над головами жениха и невесты держат венцы, а духовный пастырь благословляет их для брачной жизни, и деторождения, трижды произнося: «Господи боже наш, славой и честию венчай их!» «Молодым» дают из общей чаши испить «освященного» вина, разбавленного водой.

Когда-то люди верили в то, что венок из трав и цветов, возложенный на голову, способен вселить в новобрачных особую силу плодородия, необходимую им для продления и приумножения рода. Обычай украшать новобрачных венками из живых цветов существовал почти у всех древних народов и, в частности, у древних римлян, чей брачный бог Гименей, как говорили, любил плести венки из роз. Христианская церковь, стремясь быть единственным распорядителем в важных моментах человеческой -жизни, не посчитала возможным игнорировать и этот обычай. Впоследствии она заменила венки' из цветов металлическими венцами. Но суеверное представление о том, что именно в венце заключена таинственная, чудесная сила, от которой зависит деторождение, долго держалось у простого народа: не дай бог спадет венец — быть бесплодию. И еще один пережиток древних колдовских действий, перекочевавший в церковный обряд венчания... Священник читает новобрачным евангельский текст. Ни новобрачные, ни присутствующие при венчании не вникают особенно в его смысл. Все несколько оживляются, когда священник, связав платком правые руки жениха и невесты, начинает водить их вокруг высокого деревянного столика, называемого по-церковному аналоем. В это время вступает хор, и все выглядит довольно торжественно. Но никакая торжественность не может скрыть нелепости происходящего. Во времена далекой древности вступающих в брак водили вокруг священного дерева, чтобы сидящий в нем дух плодородия обеспечил «плодовитость» новобрачным. Можно понять древних людей: они не знали действительных причин зарождения жизни. Труднее понять тех, кто в наши дни позволяет водить себя вокруг заменившего дерево аналоя.

И вот вся эта торжественная нелепость называется богоустановленным «таинством» брака. Попы твердят, что браки совершаются на небесах н только духовенству дано разъяснять их смысл брачующимся. В действительности же браки совершаются перед лицом и совестью людей и сами люди в созданных ими обрядах должны разъяснять «молодым» смысл и значение великого человеческого таинства брака. Мы отвергли церковный обряд венчания. В то же время мы не можем безоговорочно пользоваться и старым народным свадебным обрядом, ибо даже многие из тех его элементов, которые выдержали церковный натиск и сохранили свое содержание, требуют зачастую какого-то переосмысления, как рожденные старым укладом жизни. Но ведь надо же дать людям что-то взамен отвергнутого. Нельзя один из самых радостных и торжественных дней в жизни отмечать только скучной, казенной и будничной процедурой загсовской «росписи».

А между тем до 1959 года, то есть до открытия первого в стране Ленинградского Дворца бракосочетания, именно в загсах и проходила регистрация всех браков, да и сейчас еще большинство их скрепляется там. А что такое скрепление брака по-загсовски и что такое рядовой, типичный загс, многим хорошо известно.

В самом деле, в течение долгого времени акт регистрации брака не требовал даже свидетелей. Сейчас при официальном оформлении брака обязательно присутствие свидетелей: по одному от жениха и от невесты. Но пока что свидетели только «присутствуют», удостоверяя своим присутствием и росписью в книге акт состоявшегося бракосочетания, его юридическую правильность и силу. И хотя «свидетели» в наших загсах пока еще не больше чем формальность, но уже и это есть шаг на пути к созданию хоть какого-то свадебного ритуала. Вопрос о необходимости создания советского свадебного обряда со всей серьезностью был поставлен в отчетном докладе ЦК ВЛКСМ XIII съезду комсомола в 1958 году: «Народ тысячелетиями создавал свадебный обряд. А сейчас уж очень все упрощено. Надо завести нам свои хорошие свадебные обряды. Свадьба должна навсегда оставаться в памяти у молодых. Может, стоит, чтобы молодожены давали торжественное обязательство честно нести супружеские обязанности. Может, стоит носить обручальные кольца... И брачные свидетельства должны быть красивыми, памятными. Помещения загсов должны быть благоустроены, хороню обставлены». Откликаясь на призыв съезда, комсомол вместе с другими общественными организациями активно взялся за разработку и внедрение нового свадебного обряда. 1 ноября 1959 года по инициативе горкома комсомола в Ленинграде, в старинном особняке па набережной Невы, открылся первый в стране Дворец бракосочетания. Был разработан торжественный ритуал, красивый и одухотворенный. Некоторые престарелые люди, наблюдавшие обряд бракосочетания в Ленинградском Дворце, говорили: «У вас все так хорошо, что если бы это было раньше, никто бы в церковь не пошел».

Большой интерес вызывает Дворец бракосочетания у наших зарубежных гостей и туристов. «Знаете, что больше всего оставило у меня впечатление. — сказал один английский священник. — Это свадебный дворец в Ленинграде! Великолепно! Это лучше, чем в церкви. К сожалению, — грустно сострил он, — в нашу церковь многие ходят только два раза в жизни: когда женятся и когда умирают». Почин и опыт ленинградцев получили всеобщее признание и быстро распространились в ряде мест нашей страны. Теперь уже не только в Ленинграде, но почти во всех столицах союзных республик и во многих крупных городах есть великолепные дворцы бракосочетания. А в самом Ленинграде в феврале 1963 года по просьбе трудящихся открылся второй Дворец бракосочетания. И хотя, может быть, не все еще в работе наших дворцов до конца продумано, не везде хватает опыта, не устоялся церемониал, направление выбрано верное. Не случайно многие молодые люди изъявляют желание оформлять свой брак только «по-новому», во дворцах бракосочетания.  Нужно повсеместно стремиться к тому, чтобы все бракосочетания совершались в торжественной обстановке, нельзя превращать некоторые из них в показные мероприятия, а другие проводить казенно и сухо. Одно время стало модным справлять за счет государства широкие и пышные показательные свадьбы. Назывались они и молодежными, и комсомольскими, но, пожалуй, больше всего походили на купеческие. Устраивались они в клубах и дворцах культуры, в кафе и ресторанах. Приглашалась масса гостей. Звучали оркестры, выступала художественная самодеятельность. Представители администрации и общественности обращались к «молодым» и всем присутствующим с пространными речами. Отличались такие свадьбы от обычных в большинстве случаев не торжественностью, не дружеской теплотой и весельем, а просто масштабами празднества, размахом гульбы, размером затраченных средств. Терялось нередко всякое чувство меры и такта. В качестве свадебных подарков молодым преподносились дорогие телевизоры, зеркальные шкафы, и на сцене для всеобщего обозрения выставлялись даже... по-мещански убранные кровати. Любопытное письмо пришло в газету «Комсомольская правда» от одного из молодоженов. Он рассказывает о том, как горком комсомола и администрация Дома культуры где работала секретарем комсомольской организации невеста автора письма  предложили им устроить комсомольскую свадьбу. Присутствовало па свадьбе 150 человек, и на угощение было затрачено 250 рублей только из личных средств молодоженов. В подарок преподнесли мебельный гарнитур за 606 рублей. Однако он не был сюрпризом, так как за два дня до свадьбы жениху было предложено подписать обязательство о приобретении гарнитура в рассрочку. При этом ему объяснили, что оформить обязательство на организацию не представляется возможным, поэтому надо будет оформить его на свое имя, а деньги будут выплачивать горком комсомола и Дом культуры. И действительно, первый взнос в сумме 179 рублей 30 копеек при получении гарнитура и второй в сумме 76 рублей были заплачены. После этого и горком, и Дом культуры платить отказались.

«Вопрос, кто будет расплачиваться за «любезно» преподнесенный нам подарок, омрачает всю радость нашей начинающейся супружеской жизни...» — так заканчивается письмо. Но еще интереснее другой документ — объяснительная записка второго секретаря этого горкома комсомола, написанная в городской комитет партгосконтроля по поводу незаконного расходования средств горкома па приобретение «подарка»: «Женились комсомольцы. С целью укрепления кадров предприятия культуры такое мероприятие обратите внимание: «мероприятие». — А. Ф.  было необходимо». Справедливости ради. нужно сказать, что на лучших, по-настоящему комсомольских свадьбах были и искренняя торжественность, и неподдельное веселье, и дружеская теплота. Иногда очень удачно использовались народные традиции. И все же, пожалуй, это было временным, малооправданным увлечением. Подобные свадьбы не решают проблемы создания массового советского свадебного обряда. В принципе можно устроить показательную свадьбу даже с участием Воронежского русского народного хора, в репертуаре которого большое место занимает свадебная тематика. Иному крупному предприятию под силу пригласить и хор имени Пятницкого, который исполняет целые свадебные сцены. Но это будет не каждому доступная форма организации свадьбы, а специально подготовленное и рассчитанное на единицы «мероприятие». Невозможно для каждой пары молодоженов устраивать такую «комсомольскую» свадьбу. А торжественно отметить начало совместной жизни — потребность каждого, не только передовиков производства и комсомольских активистов. Поэтому наш свадебный обряд должен быть рассчитан на всех вступающих в брак, а не на отдельных «счастливчиков». Устройство показательных свадеб имело смысл в 20-х годах. Тогда проводились кое-где так называемые «красные свадьбы». Хотя они были, по существу, лишены обряда и с точки зрения эстетической представляли совсем небольшую ценность, организация их в условиях того времени была вполне оправданной. Главное достоинство «красной свадьбы» состояло в ее бесцерковности и в том примере, который она показывала фактически уже неверующим, но еще не решившимся открыто порвать с религиозными обрядами людям. Небезынтересно познакомиться с тем, как проходили «красные свадьбы». Вот одно из описаний, взятое из газеты тех лет: «...Наконец, «красная свадьба» открыта... Зрители напирают. Трудно разобрать приветствия различных организаций, поздравляющих «молодых». Выделяются слова одного из товарищей: — Вы показываете путь другим беспартийным. Я уверен, что не за горами время, когда люди будут счастливы и -без попов. Раздаются аплодисменты. «Молодым», как застрельщикам нового быта, подносят в подарок две книги... В ответном слове жених говорит: — Мы поняли поповский дурман... Мы не пожелали идти в церковь... Мы решили лучше идти вот в этот рабочий клуб...

Снова долго не смолкающие аплодисменты. Дальше доклад о новом быте. Затем производится запись. Опять речи...» «Показав путь другим беспартийным» вот как можно и нужно начать совместную жизнь — без венчания и без попов, «красные свадьбы» выполнили свою роль и ушли со сцены, не претендуя на постоянное место в быту людей. По когда в наше время свадьбу сводят к показательному «мероприятию», бахвальству перед соседями смотрите: у нас общезаводская свадьба, а у вас такой не было —ей нет никакого оправдания. Там, где ныне действуют дворцы бракосочетания, в основном уже сложился впечатляющий ритуал регистрации брака.

Однако не везде еще есть возможность иметь такие дворцы, как в Ленинграде, Москве, Киеве и других крупных городах. Кстати, и в названных городах они не в состоянии принять всех, кто желал бы с их посещения начать совместную супружескую жизнь. Но в каждом, даже небольшом городе и во многих деревнях есть дворцы культуры и клубы, помещения которых можно использовать один-два раза в неделю для организации там торжественных бракосочетаний. Так уже делается во многих местах, но далеко не всюду. Плохо еще, в частности, используются возможности всех 20 тысяч профсоюзных клубов, домов и дворцов культуры для проведения новых ритуалов, для пропаганды новых форм бытовой праздничной обрядности. Обобщая опыт лучших культурно-просветительных учреждений страны, убеждаешься, что отдельные детали нового свадебного обряда обозначились уже довольно отчетливо и о них стоит говорить. Прежде всего об эмблеме, украшающей фронтон клуба и его сцену, когда там совершается бракосочетание. Вероятно, она нужна. Хотя бы для того, чтобы известить всех о предстоящем бракосочетании. Так или иначе отдельные клубы и дворцы культуры имеют такую эмблему. Ею бывает либо ветка „цветущей яблони, либо два кольца, соединенные между собой. Одна из наиболее удачных эмблем — это две руки, женская и мужская, протянутые к солнцу. «Любовь, — говорил Джованни Боккачио, — как прометеев огонь, дается двоим, чтобы освещать все вокруг». Но мало   еще повесить   эмблему.   Нужно хорошо встретить и проводить домой    виновников торжества. Как это делается в некоторых клубах. На ступенях подъезда  крыльца расстилается ковер, вдоль него коридором выстраиваются с одной стороны девушки в светлых платьях, с другой — юноши в темных костюмах. Прибывшая молодая пара проходит в празднично украшенный клуб. Здесь по единому и всюду обязательному официальному порядку совершается церемония оформления брака. Ее ведет работник загса или специально уполномоченное исполнительным комитетом местного Совета депутатов трудящихся лицо. Казалось бы,   от работников    культпросветучреждений    ничего здесь не зависит. Но это не так. Во дворцах бракосочетания даже слова «В соответствии с Законом о браке и семье Российской Советской Федеративной Социалистической Республики объявляю вас мужем и женой» звучат очень торжественно. И те же самые слова, произнесенные в унылой обстановке иного загса, вдруг производят впечатление стершейся казенной фразы и совсем не волнуют тех, к кому обращены. Торжественность убита уже на грязной лестничной площадке. Многое будет зависеть то того, как оформлено помещение клуба, в котором происходит регистрация брака. Его убранство должно быть торжественным и строгим, чтобы чувствовалась прежде всего государственность происходящего акта. И одежда совершающих обряд должна  быть соответствующей. В одном колхозном клубе председатель сельсовета и ведущий ритуал товарищ красовались на сцене в ковбойках с короткими рукавами. Это придавало обряду какую-то будничность. Удачно проходят торжественные бракосочетания в некоторых сельских клубах. Например, в селе Дилены Одесской областц на один из воскресных дней была назначена свадьба. Клуб был хорошо убран, украшен цветами и вышитыми рушниками. Подъехавших к условленному    времени молодых у входа в клуб уже ожидали люди. Колхозный оркестр исполнил торжественный встречный марш. Когда по специально разостланной ковровой дорожке жених и невеста направились в клуб, появились дети с огромными букетами полевых цветов. Они усыпали цветами весь путь молодых. На сцене новобрачных приветствовал председатель сельсовета. Он вручил им свидетельство о браке, пожелал здоровья, счастья, увеличения семьи. Было много подарков и хороших, теплых слов. Радость доставил тот момент церемонии, когда со сцены прямо в зал были выпущены голуби, традиционно символизирующие мир, дружбу, согласие. Работа над совершенствованием обряда продолжается, в него вносятся лучшие элементы русской народной свадьбы. Постепенно начинает оживать и древний обычай помолвки. Думается, что это неплохо. Смысл помолвки состоит в том, что юношу и девушку, решивших вступить в брак, заранее «на людях» объявляют женихом и невестой. Происходит это обычно задолго до бракосочетания. Устраивается вечер, на котором присутствуют родители, родные, друзья и знакомые жениха и невесты. В отдельных местах помолвка совершается в день подачи молодыми людьми заявления в загс. Сотрудник загса объявляет юношу  и девушку женихом и невестой и оповещает присутствующих при помолвке о времени торжественной церемонии бракосочетания.

Народная мудрость, видимо, не случайно создала такой обычай. Помолвка побуждает молодых людей еще . и еще раз взвесить свое намерение, помогает им проверить серьезность чувства и подготовиться к семейной жизни. Введение обычая помолвки, наверное, уменьшило бы количество необдуманных, а потому и недолговечных браков. Может быть, по желанию жениха и невесты стоит объявлять о бракосочетании через местные газеты. Каунасский загс, например, первым в свое время стал давать в печати такую информацию. Его примеру последовали и некоторые другие загсы. В этом есть резон. Почему о таком печальном событии, как развод, столько лет оповещался каждый читающий, а намерение молодых создать семью и юридически ее оформить незамеченным одной стороне брачного обряда. У многих с  мира издавна существует древний обычай обмениваться кольцами во время бракосочетания. Все чище вспоминается он в последнее время у нас.

И отличие от церковного брачного обряда при ныне действующей гражданской процедуре бракосочетания обмен кольцами не обязателен. Но тот факт, что пиши ювелирные магазины пока еще не в состоянии удовлетворить все возрастающий спрос на обручальные кольца, весьма показателен. Обычай этот, несомненно, получит самое широкое признание и станет неотъемлемой составной частью будущего прекрасного свадебного обряда. Некоторые считают, что кольца—символ церковного бракосочетания, а потому, дескать, не к лицу нам, атеистам, вспоминать о них. Однако обычай надевать кольца намного древнее не только христианского «таинства» брака, но и самого христианства. И к тому же молодые люди, обручающиеся кольцами, вовсе не придают обряду церковного смысла хотя бы потому, что он неизвестен им. Для современной молодежи ношение обручальных колец не связано ни с какими суевериями. Обручальное кольцо на руке — символ уважения человека, его носящего, к своему браку. Пусть все, кто желает, соблюдают этот обычай — ничего предосудительного в этом нет. А торжественность и красота есть.

Необходимо продумать вопрос и о музыкальной стороне обряда. Хотя в основу церковного песнопения положен чуждый нам по содержанию библейский текст, музыка его красива. Только поставлена она на службу делу неправому. А возьмем свадебные песни русского народа: сколько в них красоты и прелести, как оживляют они свадебное действо! Нельзя себе представить нового свадебного обряда без хорошей музыки, написанной специально для исполнения во время официальной гражданской церемонии бракосочетания и во время неофициального торжества. Долгое время такой музыки не было. На свадебных вечерах люди не могли спеть ни одной соответствующей случаю новой песни, потому что не знали таких. А про загсы и говорить не приходится — там музыка была «под запретом».

Сейчас во дворцах бракосочетания зазвучали «свадебные» марши и гимны. Свадебный марш Мендельсона встречает молодую пару у входа; во время обмена кольцами и поздравлений звучат величественные аккорды первой части Первого концерта для фортепиано с оркестром Чайковского, а когда молодожены и их гости покидают регистрационный зал, исполняется свадебный марш из оперы «Аида». Завоевал популярность свадебный гимн «Величальная», созданный поэтом А. Чуркиным и композитором В. Сорокиным. Все эти и другие музыкальные отрывки даются в магнитофонной записи, а значит, могут стать достоянием свадебного обряда не только в специальных дворцах, но и в любом маленьком клубе. Трудно себе представить старый свадебный обряд без традиционного свадебного поезда. Но ведь и сейчас в загс молодые люди отправляются, как правило, не в одиночку, а в шумном окружении приглашенных на свадьбу родственников и друзей. Поэтому было бы неплохо, если бы в городских автопарках завели специально для. «свадебного поезда» открытые легковые машины. В Москве, где недавно создана торговая фирма «Весна» для обслуживания новых, советских обрядов, вопрос этот в какой-то мере решен. В распоряжении фирмы имеются машины, которые можно использовать для свадебных поездов и совершения прогулок по городу. В сельской местности возможностей для организации свадебного поезда, пожалуй, даже больше, чем в городе. Здесь есть над чем подумать работникам профсоюзных организаций.  За последние годы во многих городах и селах сложились так называемые «зеленые» традиции. Мы имеем в виду обычай отмечать день бракосочетания посадкой деревьев. В Дрогобыче, например, по установившейся традиции после бракосочетания конечно, если этому благоприятствует время года  молодые пары направляются в городской парк и в честь счастливого события сажают свое «семейное деревцо». Так же поступают молодожёны в колхозе имени Горького, Петропавловского района, Днепропетровской области. Прививается  гот обычай в Литве и во многих других районах страны. У этого «зеленого» начинания большое будущее. В Днепропетровске таким путем создан «Парк семейного счастья». Хотелось бы предупредить работников культурно-просветительных учреждений и многочисленных энтузиастов новой обрядности о тех ошибках, которые еще нередко допускаются при организации торжественных бракосочетаний в клубах и дворцах культуры. Новый обряд во дворцах бракосочетания обращен к каждой вступающей в брак молодой паре то совершенно справедливо. Даже церковь при всей продолжительности обряда венчания не считает возможным «пропускать» через обряд одновременно несколько пар, а уделяет внимание отдельно каждой модой чете. Л вот в некоторых клубах и дворцах культуры бывает, что в регистрационный зал пары приглашаются не поочередно, а все вместе, скопом. И депутат обращается с приветствием, а потом и напутственным словом сразу к пятнадцати — двадцати парам. Тем самым исказился сама идея торжественной регистрации. Неизвестно, как говорится, смеяться надо или плакать, когда читаешь о том, как проводили «новый» обряд регистрации брака в одном из сел, где председатель сельсовета, связав ленточкой руку жениха и руку невесты, «положенное» где — в церкви количество раз обводил их вокруг стола, как вокруг аналоя. Кроме того, молодым вменялось в обязанность приносить шампанское и всех угощать. Не удивительно, что «комната счастья» в этом селе а пустовать кстати говоря, как мешает к столь пышным, выспренним названиям. Прав культработник, сообщивший в печати об этом факте, когда делает    вывод: новое в таких случаях  только прилепляется к старому, само же нежизнеспособно».  Л те культработники, которые вообще не занимаются вопросами новой гражданско-бытовой обрядности, нередко так оправдывают   свою пассивность: «Зачем нам какие-то там свадебные обряды и торжественные регистрации. Да у нас в районе за весь год только одна пара венчалась». Эти товарищи не понимают, что значение работы по созданию новых обрядов и праздников не сводится только к борьбе с религиозными пережитками. Их назначение гораздо шире: идеологическое, этическое и эстетическое воспитание строителей коммунизма. В Москве сейчас наряду с торжественным оформлением браков практикуются еще и вечера молодых семей. Они организуются дворцами бракосочетания и районными отделами загсов вместе с руководством клубов и домов культуры. Молодоженам вместе со свидетельством о браке вручаются пригласительные билеты на вечер «Вот и стала семья наша на год взрослей». Устраиваются вечера и для тех семей, которые отмечают первую, вторую, третью и другие годовщины. На вечера приглашаются «золотые» и «серебряные» пары. За чашкой чаю идет хороший, задушевный разговор. Молодые супруги делятся радостями и трудностями первых лет совместной жизни, люди старших поколений— мыслями о том, как они помогают своим детям правильно организовать семейную жизнь. По заявкам семей исполняются их любимые произведения. Такие вечера — новая интересная форма работы клуба — неплохое средство научить серьезному отношению к семье т и браку, к воспитанию детей. Какой огромный праздник — рождение ребенка — нового жителя Земли. Его долго и с нетерпением ждали, и вот он появился. Трудно передать радость родителей. Они счастливы, им хочется, чтобы с ними радовался весь мир. Радость появления на свет нового человека разделяют с родителями их друзья, знакомые и даже незнакомые люди, коллектив, в котором они живут и трудятся. Естественно и законно желание родителей по-особенному, по-праздничному, торжественно отметить это событие. Однако очень часто желаниям родителей не суждено бывает осуществиться. До сих пор у нас, к сожалению, нет еще общепринятой гражданской торжественной церемонии, предназначенной для ознаменования рождения человека. И приходится родителям довольствоваться канцелярским актом загсовской регистрации. Едва ли кого такой, с позволения сказать, «обряд» может устроить. Вряд ли эта слишком часто казенная, унылая процедура способна компенсировать потребность в необходимом нам гражданском обряде, вызвать какие-либо приятные чувства. Предъявляется справка из роддома. Взамен нее выдается свидетельство о рождении. Вот и весь «обряд». Хорошо еще, если загсовский работник, производящий регистрацию рождения, не позабудет поздравить родителей. И на том спасибо. Бывает и хуже. Мы не можем не привести здесь письма родителей, присланного в свое время в журнал «Крокодил». Вот это письмо:

Источник: "О новых и старых обрядах" (А. Филатов)
 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.