Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА РОДИННОЙ И СВАДЕБНОЙ ОБРЯДНОСТИ

Чтобы в полной мере оценить те изменения, которые произошли в обрядово-праздничных традициях пародов СССР, вспомним, что потребовалась колоссальная перестройка всего строя социальных отношений, господствовавших прежде. Необходимо было ломать патриархально-родовые, родо-племенные и феодальные отношения. Социалистические отношения, довольно быстро завоевав производственную и общественную сферы жизнедеятельности народов страны, очень медленно проникали в частную жизнь, семью и семейный быт.

Прежде чем в праздниках и обрядах семейно-бытовой сферы наметились новые — гражданские — черты, соответствовавшие новой эпохе, потребовалось не одно десятилетие.

Нужно было не только преодолеть хозяйственную многоукладность, но и навсегда изжить патриархальную многоликость в повседневных общественных отношениях. Дело в том, что во многих уголках нашей страны до XX в. дожили не только феодальные порядки (например, среди народов Средней Азии), но и родо-племенная социальная иерархия людей (среди народов Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера). Этнографы в ходе полевых работ вплоть до 50-х годов сталкивались с бытованием старинных брачных норм. Так, у народов Нижнего Амура, у эвенков соблюдалась экзогамия при заключении браков; у ульчей, нанайцев, нивхов встречались пережитки левиратных браков, двоеженства. Необходим был срок, чтобы из быта народов навсегда ушли традиции, рожденные в глубине веков и соответствовавшие древнейшим формам социальной организации людей. Известно, что традиции в духовной культуре народов, а особенно в религиозно-бытовой сфере, отличаются наибольшей стойкостью и консервативностью. Этого никак нельзя сказать о традициях хозяйственно-бытовых. Как образно писал академик Н. И. Конрад: «Серп можно прямо заменить комбайном, перейти же прямо от эпического сказа к роману XX в." механически невозможно» Механически невозможно было сразу перейти и к гражданским обрядам и праздникам. Поэтому еще в 30-х годах наряду с гражданской регистрацией браков, рождений, похорон широко бытовали традиционные формы семейно-бытовых обычаев. Так, чрезмерно высокий калым, различное социальное положение семей и другие причины служили поводом к «умыканию», или похищению невесты (среди туркмен, киргизов, чувашей). У туркмен и некоторых других народов встречалось и такое условие заключения брака, как отработка за невесту, т. е. в том случае, когда юноша не имел возможности уплатить калым за невесту, он в течение нескольких лет отрабатывал его стоимость в доме родителей невесты. Не редкостью были такие унизительные для девушки формы брака, как туркменское телепекника — буквально: венчание с шапкой жениха в его отсутствие.

Национальной традицией народов Средней Азии была практика сговора между родителями малолетних детей, когда чуть ли не с младенческого возраста судьбы их оказывались предрешенными. Причем у таджиков, узбеков, туркмен, припамирских народов (в Хуфе, Язгулеме, Гороне), азербайджанцев предпочтение отдавалось кузенным бракам (т. е. бракам между двоюродными братьями и сестрами преимущественно по линии отца).

Потребовались колоссальные социальные преобразования в общественных отношениях, чтобы из быта народов постепенно стали уходить все эти патриархальные брачные порядки. Неудивительно, что не только в 50-е годы, по и сейчас еще можно встретить отдельные случаи старых форм заключения брака. Например, у алтайцев на заключение брака все еще влияют запреты, связанные с делением в прошлом этого народа на родовые группы. По установившейся традиции браки внутри родовых групп (независимо от поколения, хотя бы оно было сотым по счету) считаются нежелательными, так как старики поддерживают мнение, согласно которому все принадлежащие к данному роду являются кровными родственниками. В то же время, например, на сохранение патриархальных традиций у туркмен сельской местности влияет то, что до сих пор среди этого народа встречаются большие неразделенные семьи с несколькими женатыми братьями.


До недавнего времени в семейных обрядах разных народов сохранялось и множество магико-религиозных предписаний и обычаев. Например, Я. С. Смирнова пишет относительно Северного Кавказа о том, что здесь, помимо общей неравномерности в темпах, культурно-бытовых преобразований, имеются и различия в степени преодоления религиозного мировоззрения: если на северозападном Кавказе ислам распространился сравнительно поздно и поверхностно, то в восточной части региона он укоренился сильнее. Здесь религиозное оформление брака еще не полностью вытеснено советскими принципами оформления брака, «и это не может не сказываться на развитии свадебного обряда в целом».

Поэтому так справедливо прозвучали слова профессора Казахского университета Н. С. Сарсенбаева на Всесоюзной конференции по вопросам развития социалистической обрядности (Киев, 1978 г.), отметившего, что «переход к новой общественно-экономической формации не ведет автоматически к отмиранию характерных для прежней формации представлений, предрассудков и традиций. Изменения в психологии людей носят затяжной и нередко болезненный характер. Взять, к примеру, комплекс феодально-байских пережитков, тесно связанных с исламом. Здесь мы видим трудно разрываемую цепь таких обычаев, как сила родового деления, родовое понятие позора, отношение к женщине как к неполноценному существу, выдача замуж несовершеннолетних, калым и т. д. Для борьбы с этими пережитками одних призывов мало — нужна повседневная работа».

Слишком короток исторический отрезок времени, чтобы в пределах жизни двух-трех поколений полностью перестроилась социальная, а тем более — индивидуальная психология людей. В формировании новой психологии и соответственно нового типа поколений людей большую роль должна была сыграть современная семья. Ведь чтобы в повседневную жизнь народа прочно вошли гражданские семейные обряды, которые одновременно не сопровождались бы исполнением соответствующих патриархальных и религиозных установлений, необходимо было изменение всего строя семейных отношений, изменение структуры и функций семьи, а главное — изменение ценностных ориентации людей.

Качественно новая социальная структура современной советской семьи, ее абсолютно иной экономический, культурный и социально-нравственный потенциал привели, к изменению семейных отношений. Огромную роль в формировании новых семейных отношений сыграло экономическое и социальное раскрепощение женщины, ее полноправное положение в обществе, вовлечение в общественное производство, образование, охрана государством прав матери и ребенка. Это в свою очередь содействовало ускорению процесса изживания патриархально-родовых пережитков в семейном быту, соответственно повлияло, во-первых, на редукцию традиционных элементов семейных обрядов, во-вторых, на вхождение в жизнь и закрепление в общественном и обыденном сознании людей безрелигиозных, гражданских форм обрядности.

Разрушение традиционной семейной обрядности началось в первую очередь с тех ее элементов, которые унижали человеческое достоинство. Например, из молдавской свадьбы исчезли такие обычаи, как целование невестой рук присутствующих родственников, обрядовый выкуп и вынос приданого невесты, шествие с ним по селу к дому жениха, из предсвадебных переговоров выпали вопросы о земельном участке, количестве скота и т. д.

Ушли в прошлое предварительные этапы свадьбы — сговор, рукобитье, во время которых определялся размер приданого или калыма. Приданое перестало быть обязательным условием при выходе замуж. Оно утратило свое прежнее экономическое значение и сохраняется кое-где в силу традиции. Характерно и то, что из нашего лексикона исчезло слово «бесприданница», некогда бывшее своего рода клеймом для девушки и определявшее ее дальнейшую судьбу.

Редукция свадебного ритуала произошла за счет тех элементов обрядового действия, которые наряду с целым комплексом разнообразных функций олицетворяли в прошлом зависимость невесты и жениха от родителей, рода и общины: это — сватовство и благословение родителей, различные формы выкупа, предсвадебные обходы родни невестой и т. д. В русской свадьбе исчез такой ее обычай, как «кладка»,— предсвадебный денежный взнос жениха родне невесты; исчез обычай осмотра дома и хозяйства жениха, шитье приданого и т. д.

Теперь лишь в воспоминаниях старшего поколения народов Средней Азии, Казахстана, горских народов Кавказа остались ранние браки и многие патриархальные свадебные обычаи. Из горской свадьбы исчез, например, обычай изоляции невесты на длительный срок,


давно уже не придерживаются обычая «избегания»  (обычай «избегания» у разных народов имел разные формы: например, у каракалпаков женщины не имели права называть по имени своего мужа, его родителей, родственников и сородичей).

В свадебном ритуале народов Востока большим новшеством стало полноправное участие жениха и невесты в свадебном пире наряду с родственниками и гостями. За свадебным столом жених и невеста занимают теперь почетное место. К ним обращены и многочисленные тосты и поздравления.  Ничего этого не было раньше и стало возможным   благодаря   огромным   социально-культурным преобразованиям, оказавшим влияние на развитие новых семейно-бытовых    отношений,    и    как    итог    этого — на преодоление рабской приниженности молодых людей, на право супружеского выбора и личного счастья.

У многих народов полностью изжиты некоторые религиозно-магические   обычаи,   направленные   на   предотвращение  «порчи»  молодых  от   «козней»   злых  духов  и недоброжелателей.   В   районах   распространения   православия почти полностью ушло из быта населения церковное венчание. Сама же свадьба восточных славян давно уже освободилась от горьких причетов невесты и ее подруг, некогда символизировавших расставание с девичьей волей и с девичьей красой. Так называемый «девичник», устраиваемый перед свадьбой и некогда бывший одним из драматических ее этапов, теперь превратился в веселую вечеринку подруг невесты с музыкой, танцами и угощением.   На   Украине   теперь   на   «Д1вич-веч1р»   плетут венки,   составляют   букеты  для  участников   свадьбы.

Живые свидетельства науки этнографии, изучающей культуру и быт пародов, позволяют объективно оценить сложившуюся ситуацию. Вывод напрашивается один: еще и в 50-х годах в разных культурно-исторических средах было разным соотношение между традиционной семейной обрядностью и новой, безрелигиозной. Степень секуляризации жизни населения в разных уголках страны различна. Отсюда — неравномерность и в формировании гражданской обрядности среди народов страны.

И только тогда, когда нормой жизни, а не одним лишь законодательным актом стало право юношей и девушек на свободный супружеский выбор, не ограниченный традиционными предписаниями, в том числе религиозными и национальными запретами, только тогда в корне начинает меняться семейная обрядность.

Новые социально-культурные условия жизни отразились на современной обрядности и в следующем. Благодаря постоянно возрастающим этническим и культурным контактам между людьми разных национальностей, постоянно растет число национально-смешанных браков. I! то же время современная свадьба, для многих народов представляя собой новое явление, оформилась далеко не полностью.

Переломным рубежом для этой сферы семейного быта стали 60-е годы. Примерно к этому времени выросли новые поколения — с новым социально-культурным обликом, с присущими социалистическому обществу чертами характера, мировоззрения и поведения. В социальную жизнь общества влились поколения, в наименьшей степени отягощенные «закоренелыми предрассудками», «вековыми, заскорузлыми привычками».

Итогом смены поколений стал качественный поворот в отношении людей к традиционным семейным порядкам, в   том  числе   и   к   религиозно-бытовым   установлениям. Причем если эволюция традиционных семейных обрядов и   праздников   среди   народов,   например,    Прибалтики, восточных   славян — фактор,   далеко   не   новый    (истоки его  уходят  в  капиталистическую   эпоху),  то   в  районах распространения  мусульманства  для  качественного преобразования семейного быта необходимо было появление поколения,  воспитанного  родителями,  мировоззрение которых сформировалось в условиях социалистических общественных   отношений.   Активная   жизненная   позиция этого поколения оформилась примерно к 60-м годам. Это время стало переломным не только для семейно-бытовой обрядности. Встал вообще вопрос  о новых  гражданских праздниках и обрядах, соответствующих условиям жизнедеятельности людей нашей эпохи. И если в общественно-трудовой жизни людей новые гражданские обряды и праздники сразу заняли прочное положение, то в семейно-бытовой сфере дело обстояло сложнее.

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.