Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

Реконструкция народного хозяйства и новые праздники

Успехи, достигнутые к 1927 г. в социальной, экономической и культурной жизни страны, сопровождались появлением новых массовых праздников. Эти праздники и сейчас поражают своим размахом.

5 июня 1925 г. в Москве был устроен День кооперации — на Октябрьском поле, на Ленинских горах и в Измайловской роще, в разных районах Москвы прошли «карнавальные шествия кооперации». В этот же день отмечался двухлетний юбилей Конституции СССР. На Октябрьском поле теме «Конституция СССР» было посвящено грандиозное инсценированное представление, отобразившее наиболее яркие этапы борьбы пролетариата за власть и закончившееся «парадом национальностей». По полю разъезжали автомобили, на которых давали представления раешники, ставились «живые газеты», буденовцы показали себя смелыми и ловкими наездниками, устроив на отдельной площадке великолепную джигитовку.

Празднование Дня кооперации в условиях нэпа имело исключительное значение. Оно содействовало вступлению населения в кооперативные организации и пополнению рядов «кооператоров».

В оформлении праздников и демонстраций все чаще отражались темы экономического порядка, в частности вопросы социалистической индустриализации.

Примечателен и тот факт, что в 1930—1931 гг. в Москве был создан Центральный штаб по проведению празднеств, который осуществлял контроль над оформлением. Создание такого штаба диктовалось необычайным ростом и размахом революционных празднеств. Поэтому своевременной стала постановка вопроса о едином характере их оформления.

Перестраивая страну на социалистический лад, трудящиеся создавали и новый образ жизни новые производственные и бытовые отношения, вовлекались во всенародное движение стахановцев и ударников, в массовое атеистическое движение. Менялась социальная среда, вместе с ней формировался новый человек. Это был нелегкий путь. Поэтому и в 30-е годы как средство борьбы со старыми традициями еще звучали призывы к новым трудовым успехам, к овладению знаниями. Так прошли в стране Дни индустриализации 6 августа и 25 декабря 1929 г., приуроченные к дням религиозных праздников (6 августа ст. ст.—спас преображение, 25 декабря ст. ст.—рождество).

В сельской местности в рождественские дни 25, 26, 27 декабря 1929 г. проводился массовый праздник социалистической культуры. Тогда, например, в с. Бородине Александровского окр. Ивановской обл. собралось около 2 тыс. крестьян, которые оборудовали и пустили в ход механическую колхозную мельницу и открыли Дом социалистической культуры с библиотекой, комнатами для кружковой работы, кино и радио.

Индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция, реконструируя хозяйство    страны,   одновременно   перестраивали  и  сознание. Замечательно,   например,   что  субботники,   едва   возникнув,   становятся   не   просто   дополнительными   рабочими днями,  средства от которых  поступают в  фонд страны. От других рабочих дней субботники отличаются праздничностью настроения, особой трудовой воодушевленностыо, В тех же случаях, когда субботники проводились в дни религиозных праздников, они были и средством атеистического воспитания. Так, в башкирском колхозе «Победа» (Аргаяшский р-н) в 1931 г. в дни религиозного праздника ураза-байрам состоялся субботник по обмолоту хлеба. Рабочие Комаровского рудника на Урале воскресный день пасхи этого же года  провели в  штурме  забоя.  Дневная программа по добыче руды была выполнена ими на 171%, программа    по    вскрытию    пустых    пород — на    253%. По-ударному  работал  в  день  рождества   1932  г.  колхоз «Большевик»   (Рославльский  р-н,   Западной   обл.).   Днем ударной работы  было объявлено  «крещение»  в  коммуне «Сознание»  (Шумячский р-н Западной обл.). В этот день коммуна выполнила льнозаготовки на 113%.

Можно привести много примеров, рассказывающих, как в ходе стремительных социально-экономических преобразований ломался старый уклад жизни, рушились и уходили в прошлое патриархальные традиции. Тогда, в те героические годы, годы трудового энтузиазма и горячей устремленности к знаниям, ковались основы социалистического образа жизни. Его формированию и становлению помогали новые советские традиции, новые праздники и обряды. Во всех общегосударственных праздниках в истории первых десятилетий Советского государства огромное значение имело их организующее, солидаризирующее начало.   Годовщины  Великой Октябрьской социалистической революции,   Первомаи,   День    Конституции    СССР, годовщины   Красной   Армии,   Международный   женский день, международные юношеские дни, праздники в честь конгрессов Коминтерна, праздники индустриализации, кооперации  и  т.   д.   были  не  только  праздниками  победы трудящихся в классовых битвах, праздниками-воспоминаниями о жестоких потерях в борьбе с голодом и разрухой. Это   были   праздники  революционного  энтузиазма,   зовущие к созидательному труду, к подвигам и славе на фронтах  социалистического  строительства.  Нужно  было поднимать   мощь   промышленности   и  сельского   хозяйства, увеличивать  производительность  труда,   строить   города, фабрики   и   заводы,   ликвидировать  неграмотность,   овладевать знаниями. Строки из пролетарского гимна «Никто не даст  нам избавленья:  ни бог, ни царь и не герой...» для манифестантов первых советских праздников были утверждением    нового    гуманистического     мировоззрения, новой коммунистической морали человека, строящего общество будущего.

Новые праздники и обряды служили революции. Они были проводниками социально-революционных идей и преобразований, материалистического мировоззрения и социалистической сознательности. Они вносили в жизнь, в самую гущу народа и новое понимание социально-этических норм, способствовали положительным поискам на путях совершенствования форм общения, трудовых и личных взаимоотношений людей.

Рождение   традиций,  воспитывавших  личность  нового типа,  было  фактором  социально значимым.  Их развитие шло вслед за развитием социалистических общественных отношений,   нередко   отставая   от   последних   (например, в  сфере   внепроизводственных  отношений).   Поэтому накопление   и  сохранение   революционных   традиций  было одной  из задач в деле  формирования  социалистического типа личности. Не случайно видный советский педагог А. С. Макаренко писал в те годы:  «Самое важное,  что  нам предстоит,— это накопление  традиций коммунистического поведения».

Одновременно новые праздники и обряды были «материализованными» эстетическими символами, содействовавшими эстетическому освоению действительности, новому пониманию  прекрасного.  Для новых  праздников, больших городах были характерны не только широта, массовость, воодушевленность и энтузиазм участников, но и монументальность декоративного оформления, эпичность художественно-постановочной части — с драматическими инсценировками, разнообразными формами «агиток», цирком, таким новым для тех лет явлением, как зрелищные спортивные игры. И хотя, как правило, первые советские праздники, особенно в сельской местности, больше походили на митинг с обязательной торжественной частью, красными флагами и исполнением революционных песен, однако в них было свежо дыхание революции, чувствовался накал борьбы, по существу шел диспут о вере и неверии. Пронизанные романтикой коммунизма, утверждением достигнутых завоеваний новые праздники и обряды были устремлены в будущее. Это было время, когда, говоря словами В. И. Ленина, «народные массы сами, со всей своей девственной примитивностью, простой, грубоватой решительностью, начинают творить историю, воплощать в жизнь прямо и немедленно «принципы и теории» п.

Поиски 20—30-х годов в области новой гражданской обрядности были большим социальным опытом. В то время сложились традиции в проведении теперь прочно вошедших в жизнь советских людей революционных праздников, тогда как семейно-бытовая обрядность структурно не оформилась. И это понятно. Революционные праздники отражали четкую социальную программу Советского государства, строящего социализм. В то же время факты действительной жизни говорят о том, что к середине 20-х годов только наметились определенные нравственные сдвиги в той области сознания людей, которая оценивает и регулирует сферу нормативно-бытовых отношений, в том числе оказывает влияние на функционирование семейной обрядности.

Декретами Советской власти «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», «О расторжении брака» было положено начало первому этапу в становлении новой советской семейной обрядности. Ее развитие началось в русле традиций пролетарской обрядности и праздничной культуры. Историческое значение этого фактора и в том, что лучшие образцы пролетарской советской обрядности легли в основу соответствующих обрядов на Советском Востоке. Для правильного понимания того, как развивалась семейная обрядность в 20-е годы, необходимо учитывать и законы социальной психологии. Обрядность в общественных отношениях и социальной психологии общества всегда была в числе механизмов, содействующих жизнестойкости этноса. В новых социальных условиях семейная обрядность эту роль не утрачивает. В сознании людей и недрах общественной психологии она продолжает оставаться тем механизмом, который делает, например, брачный союз двух людей нравственным, действительным, морально узаконенным. Поэтому, несмотря на широко развернувшиеся на страницах периодики в середине 20-х годов дискуссии по вопросам новой советской семьи, брака, коммунистического быта и этики коммуниста в вопросах любви, затронуты ими были главным образом наиболее социально продвинутые в общественной жизни слои населения. В частности, молодому поколению не вполне были ясны пути перестройки быта на коммунистических началах. Этому, например, посвящалась дискуссия, развернувшаяся в 1923 г. на страницах «Правды». Дискуссии о семье продолжались на протяжении 20-х годов, соответственно нерешенным оставался и вопрос о новых формах семейной обрядности. Меяаду тем для большинства населения семейный обряд — в зависимости от обстоятельств то радостно-торжественный, то траурный — по традиции оставался символическим свидетельством самых значительных вех жизненного пути человека. Поэтому развитие советской семейной обрядности, как и новых трудовых праздников, шло на атеистическом фронте пропаганды, в русле борьбы за новый быт с религиозным мировоззрением и религиозными обрядами, суевериями. Борьба поколения 20-х годов за новые гражданские праздники и обряды, соответствующие новой эпохе, утверждающие нравственные ценности нового мира,— одна из ярких страниц в истории становления социалистического быта, морали, советских традиций. С новыми общественными отношениями, в многообразии коллективистских связей, развивавшихся в ходе социалистического строительства между людьми, складывались основы коммунистической нравственности, гражданской обрядности, вместе с которыми формировался новый человек. Богатейший материал о воспитании и путях формирования нового человека, становлении социалистического типа личности содержится в творческом наследии И. К. Крупской, А. М. Коллоитай, А. В. Луначарского, А. С. Макаренко, Н. А. Семашко, Е. Ярославского, других общественных деятелей Советской России. К формированию нового типа личности в условиях победившей революции пристально присматривалась передовая художественная интеллигенция. Характерно высказывание Александра Блока, приветствовавшего революцию: «...Я много думаю сейчас о революции. Для меня это не только" коренные изменения всей внешней жизни, а нечто гораздо большее. Это прежде всего новый человек, такой, какого мы еще не знали на земле» ,3.

Новый человек рождался с Октябрем, в накале трудовых будней, в строительстве новой жизни, с романтикой революционных праздников, обрядов, имен. «Невиданное в истории мира совершилось,— писал А. С. Макаренко,— после многих десятилетий классовой борьбы... вырос на равнинах некогда нищей и отсталой России сияющий великий социализм... С каждым новым днем он все выше и выше вздымает к небу дворцы нового человеческого счастья, он поражает мир величавым спокойствием нового человеческого достоинства, новой культуры, нового искусства» ".

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.