Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

Старое и новое в жизни деревни

Для деревни с ее традиционным, довольно замкнутым бытом, ограниченными социальными связями революция была взрывной волной. Но именно потому, как писал в 1924 г. известный советский этнограф В. Г. Тан-Богораз, что деревня была крепко связана старыми путами по сравнению с городом, «революция в деревне больше разорвала, обнажила, переместила и перепутала различные слои» ".

Старый быт, старый мир, религия, воплощавшая устои этого старого быта и мира, расшатывались передовыми социальными идеями, новыми формами общественной жизни, новыми методами сельскохозяйственного производства. Во всей этой совокупности общественных отношений, когда только начинали складываться советские традиции в разных сферах трудовой и общественной жизни, свое непреходящее значение имели праздники, рожденные революцией.

Вот, например, строки из местной рязанской периодики: в д. Коваленке Кораблинской вол. 1 Мая 1919 г. «прошло оживленно, устроена манифестация и шествие по деревне с пением революционных песен». В с. Киструсе Спасского у. в честь VI годовщины Октябрьской революции было организовано шествие по селу с пением «Интернационала», а вечером, после торжественной части, был показан самодеятельный спектакль «Коммунистка». В нос. Первомайский Спасского у. 1 Мая 1923 г. прошло с «особым торжеством», на митинге присутствовали все граждане поселка, был исполнен «Интернационал». В заключение устроен общий обед.Складывавшийся веками быт старой деревни переплетался в 20-х годах в сложном соотношении с революционным духом новых преобразований и веяний в социальной, экономической и культурной жизни.Этнографы, наблюдавшие быт деревни начала 20-х годов, писали, что хотя в сельской местности и сильны заветы старины, но рядом уже рождалась новая жизнь. Как образно писал в 1924 г. этнограф Николай Морев о чухарской деревне, «победы и поражения являются уделом то одной, то другой стороны, но в общем ходе жизни видно, что старое изживает свой век, а новое мощно завладевает умами крестьян». Во имя этого нового деревня медленно, но необратимо  начинала  отказываться  от  старых  порядков  общественной и семейной жизни, религиозных обычаев и установлений. Поначалу крестьяне перестали отмечать некоторые местные религиозные праздники. Имеются многочисленные свидетельства о «приговорах» сельских сходов «нарушить» (т. е. отказаться от празднования) те или иные престольные (или, как их еще называли, «гулевые», «съезжие») праздники.

«Гулевые» праздники крестьяне заменяли революционными, а на сэкономленные средства приобретали необходимые сельскохозяйственные орудия, строили или ремонтировали школы, больницы, дороги. На общем сходе крестьян д. Теребонь Новгородской губ., к примеру, обсуждался вопрос о праздновании дня Николы-угодника. Было вынесено решение: «Находя издержки на праздник Николы ненужными, постановляем прекратить празднование этого дня впредь, а деньги, расходуемые обычно на этот праздник, употребить на открытие сельскохозяйственного товарищества». Это были ростки новой жизни. Но в деревне 20-х годов сохранялось и довольно много обычаев, связанные с календарной обрядностью. Еще практиковались общественные молебны по случаю выгона скота в поле, начала засева полей, о дожде. Имелось множество местно-почитаемых источников. Были зафиксированы случаи опахивания селений во время эпидемий и эпизоотии. В то же время, если до революции пахота, засев полей, жатва редко где не начинались с обряда выбора пахаря или жницы «с легкой рукой», то в 20-е годы эти обычаи уже исчезли.

В этих условиях часть духовенства, боясь потерять свою паству, пыталась примирить религию с идеалами социализма. Приспособленчество служителей культа к новым социально-политическим условиям жизни хорошо видно в их откликах на празднование X годовщины Октябрьской революции. Тогда специальным циркуляром священного Синода российской православной церкви предлагалось во всех храмах «ознаменовать в торжественном богослужении юбилей десятилетия Октября». Аналогичные факты имели место и в районах традиционного распространения ислама. В Средней Азии в период проведения земельно-водной реформы 1925—1929 гг. мусульманские деятели, боясь, что выступление против этой реформы повлечет потерю влияния на широкие массы трудящихся, стали, ссылаясь на «священные книги», доказывать   право   отбирать   излишки   земли   у  крупных землевладельцев и раздавать их крестьянам. На зданиях некоторых мечетей муллы вывешивали красные лозунги: «Да здравствует земреформа!», «Да здравствует Советская власть!» ". С распространением сельскохозяйственных кооперативных объединений, товариществ но совместной обработке земли в сельской местности начали отмечать такие новые праздники, как День урожая и День кооперации.Примечательно, что в обращении ЦК РКП (б) о проведении Дня урожая указывалось на важность преемственности, на необходимость развития старых обычаев на новой основе. День урожая должен был на новой основе продолжить старые народные обычаи, сопровождавшие летние и осенние работы по уборке урожая. Активными организаторами такого праздника были комсомольцы. Летом 1923 г. по инициативе ЦК РКСМ деревенская молодежь начала подготовку к Дню урожая. Сначала праздник приурочивался к дню «спаса преображения», известному среди верующих и как «спас яблочный» (19 августа) . Когда же праздник стал привычным явлением общественной жизни, День урожая начали отмечать в разное время в зависимости от местных условий. Поначалу праздник выполнял вполне определенную народнохозяйственную миссию: в его задачу входили пропаганда более совершенных агротехнических методов ведения сельского хозяйства и устройство показательных сельскохозяйственных выставок. На таких праздниках были популярны импровизации с разыгрыванием сцен на злободневные темы сельской жизни, как «суд над трехполкой», «похороны сохи», «суд над плохим земледельцем».

Летом 1929 г. крестьяне ряда мест выступили на страницах «Правды» и «Известий» с предложением о проведении Дня коллективизации. Инициатива родилась в связи с проводившимся накануне в стране Днем индустриализации. Предложение было широко поддержано населением, и 14 октября 1929 г. одновременно с Днем урожая по стране был проведен День коллективизации. Праздник принял характер массовой производственной кампании. Основным его содержанием стала мобилизация бедняцко-середняцких масс на социалистическое переустройство сельского хозяйства. В этих целях специальным постановлением ЦК ВКП(б) от 23 августа 1929 г. признавалось необходимым:

а) проводить на собраниях и сходах обсуждение итогов работы по подъему урожайности, расширению посевных площадей, мероприятий по коллективизации, совхозному строительству, развитию контрактации, сельскохозяйственной индустрии и т. д.;

б)   широко освещать задачи сельскохозяйственной пятилетки и план индустриализации страны;

в)   организовать социалистическое соревнование в деревне для расширения посевной площади, коллективизации и проверки договоров по социалистическому соревнованию там, где оно уже ведется;

г)   мобилизовать средства на коллективизацию, в частности путем организации запашки «гектара коллективизации»;

д)   наметить меры по усилению вовлечения батраков, крестьянской бедноты и середняков в кооперативное и колхозное строительство;

е)   организовать ознакомление крестьян с достижениями колхозов и совхозов.

Активное участие в подготовке Дня урожая и коллективизации принял рабочий класс. На Урале на ряде предприятий были созданы комиссии для привлечения рабочих к участию в празднике. Из городов и рабочих поселков в села была направлена 401 бригада в составе 1874 человек. Рабочие не только помогали в проведении праздника, но и принимали непосредственное участие в организации новых колхозов, ремонте сельскохозяйственного инвентаря, машин и построек. Между рабочими и крестьянами заключались социалистические договора.

Подготовка и проведение праздника сопровождались массовыми лекциями и беседами на темы коллективизации, агроминимума, по вопросам третьего займа индустриализации, хлебозаготовок и др. Большую роль в распространении идей коллективизации сыграли выставки. Так, во время проведения Дня урожая и коллективизации в Уральской обл. были организованы 442 агротехнические выставки. Они сопровождались лекциями и показательными работами по тракторной вспашке и механической молотьбе. Например, в Ларихинском р-не Ишимского окр. прибывшим на районную выставку крестьянам была показана пахота трактором, молотьба на сложной молотилке, резка обмолоченной соломы на соломорезке и работа льномялки. «Тесным кольцом окружают приезжие крестьяне эти машины и жадно смотрят „номера" тракторов,—писал в окружную газету участник этого праздника.— Прощупывают, рассматривают и шутливо перекидываются:


Только коров, надо быть, не умеет доить...

— Говорят, и до этого дойдет».

Целям пропаганды коллективизации служил и Праздник первой борозды. Его задачей было также организовать крестьянские массы на проведение весенней посевной кампании, на повышение урожайности полей, привлечение крестьян в сельскохозяйственную кооперацию. В некоторых местах праздник называли «Похороны сохи», «Похороны трехполки». Довольно часто его проводили по инициативе комсомольских ячеек совместно с сельскими общественными организациями. Поначалу этот праздник устраивали лишь там, где были созданы колхозы или товарищества по совместной обработке земли и где имелась практика общественной запашки. К этому "ответственному для крестьянина дню и приурочивался праздник-митинг по случаю весенних работ. Его участники красочной демонстрацией с флагами и лозунгами шествовали по селу к земельному участку. Здесь после торжественного митинга начиналась пахота. Нередко, как это было в касимовской Чернышево-Починской сельскохозяйственной артели в 1929 г., Праздник первой борозды заканчивался самодеятельным спектаклем на атеистическую тему, поскольку он служил и целям антирелигиозной (антипас-хальной) пропаганды.Энергичные, попытки использовать старый праздник на новой основе были предприняты в Чувашии. Здесь в начале 30-х годов на смену старинному весеннему празднику календарно-земледельческого цикла Акатую, сопровождавшемуся религиозными молениями и множеством магических запретов, пришел Красный акатуй Это был массовый праздник чувашского колхозного крестьянства. Перед организаторами Красного акатуя стояли далеко не простые хозяйственные и культурные задачи: надо было подвести итоги весеннего сева и социалистического соревнования ударников за повышение урожайности колхозных полей; призвать еще большее число крестьян в колхозы; мобилизовать широкие массы колхозников на борьбу с антисанитарными явлениями в быту (борьбу с трахомой); ставилась также задача провести широкую пропаганду против религиозных праздников, в частности против Николина дня.

В проведении Красного акатуя политико-воспитательная и агитационная работа сочеталась с массовыми развлечениями старого и нового типа: это хороводы, игры, танцы и пляски, качели  и  карусели, выступления  самодеятельных кружков и физкультурных групп, демонстрация кинокартин, ярмарка культтоваров, агротехническая выставка66.

Большую роль для просвещения марийского народа в 20-е годы сыграл праздник Пеледыш пайрем (Праздник цветов), известный также под названием Йошкар пеледыш (Праздник красного цветка). Это был праздник нового типа. История его такова. В марте 1925 г. собрался II губернский съезд национальностей Вятской губ., на котором наряду с другими был рассмотрен вопрос об улучшении работы марийской секции по внедрению новой культуры в быт народа. Съезд рекомендовал провести в с. Сернур праздник Пеледыш пайрем вместо религиозного семика. Газета «Марий илыш» («Марийская жизнь») писала, что вместе с этим съезд дал такой наказ: «Если вам дорого будущее вашего народа; белая, как снег, ваша одежда; быстрый, как молния, ваш ум; яркие, как звезды, ваши глаза; сила Онара в теле вашем; гибкий, как воск, ваш язык; прекрасные, как щебетанье птиц, песни ваши; неявная, как крылья бабочки, ваша душа; если вы хотите, чтобы народ мари воспрянул, как звезда; поднялся, как месяц; засиял, как солнце, проведите в Сернуре Пеледыш пайрем».

Подготовка к празднику началась с чтения лекций и докладов, призывов к крестьянам перейти к многопольному севообороту, продавать излишки хлеба и других продуктов государству, наводить чистоту в домах. Содержание праздника предполагало также пропаганду одежды европейского типа, физической культуры и спорта, усиление работы кооперативов. Особое внимание уделялось работе среди женщин-мари: пропагандировались мероприятия по охране материнства и младенчества, проводилась работа по освобождению женщин из-под влияния религии, знахарей и вовлечению их в общественно полезный труд.

В день праздника с. Сернур было украшено плакатами, лозунгами, флагами. Жители села и близлежащих деревень устроили шествие с красными флагами и пением «Интернационала». После митинга-концерта состоялись спортивные игры, был показан самодеятельный спектакль, читались стихи. Пеледыш пайрем закончился плясками в сопровождении марийских музыкальных инструментов.

Вскоре новый праздник переняли и жители других мест.  В его организации активное участие приняли известные деятели марийской культуры. Большое атеистическое значение придавал новому празднику основоположник марийской литературы С. Г. Чавайн. Работая в 1924—1928 гг. в Арийской семилетней школе Моркинского р-на, С. Г. Чавайн каждому религиозному празднику противопоставлял массовые мероприятия. Особенно тщательно готовился Пеледыш пайрем в 1925 г. Он должен был пройти в одной из «священных рощ» — традиционном месте свершения языческих молений. В 1966 г. марийский исследователь В. Соловьев писал об этом празднике: «И хотя прошло с тех пор сорок лет, участники праздника и сейчас во всех подробностях помнят этот замечательный день. Да и как забыть такое! Впервые народ мари, выйдя из отсталости и темноты, показывал свое творчество, мастерство» 68.

Праздничное настроение, чувство коллективизма, общий труд на родной земле — все это действовало на сознание крестьян революционизирующе. Как вспоминала в беседе с автором старейшая работница ряжского Дома культуры, организатор ныне знаменитых, а тогда первых на Рязанщине хоровых коллективов Анна Афанасьевна Царькова: «Наше дело было использовать народные песни, народное ликование для социалистического строительства. Очень трудно было бороться за новое дело. Поэтому новые песни, новые обряды — это уже тоже была победа!» Успехи социалистической реконструкции страны содействовали тому, что такие праздники, как День урожая и коллективизации, Праздник первой борозды, Красный акатуй, Пеледыш пайрем, стали праздниками социалистической реконструкции сельского хозяйства, широкого вовлечения крестьян в колхозы, приобщения к просвещению и культуре. Перестройка сельскохозяйственного производства на основе обобществления крестьянских хозяйств, использования тракторов и сельскохозяйственных машин коренным образом меняла лицо деревни. А это несло изменения в быт и мировоззрение крестьян. Новые праздники содействовали и закреплению социалистических общественных отношений, противостояли религиозному календарю.

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.