Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

Праздники народов Пиринейского полуострова
 «Утрене осенний период для иберийских крестьян, как и для всех европейских народов, — время напряженных работ. Об этапах этих работ дают представление хотя бы пословицы испанцев и португальцев, являющие собой своеобразный календарь, где последовательность расписана по месяцам, а праздники в честь того или иного святого служат вехами в календаре сельских работ.

В июне на севере Испании и Португалии начинается пахота под новый посев пшеницы. Кастильская и португальская пословицы одинаково указывают: «Если хочешь быть с хлебом, на св. Иоанна (24 июня.—Авт.)—паши» («Si quieres coger pan, ага рог San Juan», «Pelo Sao Joao lavra se queres ter pao»). В это же время, в конце июня—начале июля, наступает время сенокоса и уборки первого урожая. В Кастилии говорят: «Косить будешь, когда сможешь, но на св. Иоанна — коси» («Segaras cuando podras, рего San Juan segaras»); «в июле — серп в кулаке» («Еп julio, la hoz en el puno»); «июль — телега и ярмо» («Julio, la carreta у el ubio»),T. e. время перевозки урожая. В июле—августе в

Испании молотят собранный хлеб и сажают овощи, которые созреют осенью. В той же Кастилии народная примета учит: «Чтобы репа была хороша, сей на св. Иакова (25 июля. — Авт.)» («Рог Santiago el buen nabohade estar sembrado»). У каталонцев есть присловье:
Per Sant Joan —
Les garbes al camp,
Per Sant Pere —
Les garbes a l'era.
На святого Иоанна — Снопы в поле, На святого Петра — Снопы на гумно.

В южной части полуострова пахота под озимые ведется в августе—сентябре, и португальская пословица поучает: «Кто в августе пашет, богатства наживает» («Quem em Agosto ага, rique-zas ргерага»). К ноябрю и сев, и сбор урожая уже заканчиваются. Как говорят крестьяне в пров. Авила, «на всех святых (1 ноября. — Авт.) пшеница посеяна и все плоды в дому заперты» («Рог Todos los Santos, los trigos sembra-dosytodos los frutos en casa encerrados»). Аналогичные русскому «готовь летом сани, а зимой телегу» пословицы напоминают о необходимости подготовки к зиме и будущему весеннему сезону: «Первое августа — первый день зимы» («Primeiro de Agosto — primeiro de In-verno»)—Португалия. В это время чинят сельскохозяйственные орудия («С октября первым делом чини свой инвентарь» — «De octubre en primero re-pon ya tu арего») и заготовляют на зиму свинину. Португальские крестьяне ост рят: «На святого Андрея (30 ноября.— Авт.) у кого нет свиньи, режь жену» («Em dia de Sao Andres, quern nao tem porco, mata a mulher») '.

В некоторых местностях Испании и Португалии месяцы так и называются по главным праздникам: в Алгарве (Португалия) июль по-народному — это «месяц святого Иакова» («mes de Sant Jagoa»),'a в Санабрии (Испания) ноябрь называют просто «санандрес» («Sanandres»). У басков месяц часто называется по его содержанию — по тем сельскохозяйственным работам, которыми заняты люди в это время. Июнь и кое-где июль — это «ячменный месяц» («garagarrilla»); июль в большинстве мест — «пшеничный месяц» («garrilla»), время сбора урожая; август — «засушливый месяц» («agor-rilla»), что отражено и в испанской пословице: «август все сушит, кроме ви-ноградного сока» («Agosto, todo lo seca, menos el mosto»); октябрь — «урожайный месяц» («bildilla»); ноябрь — «посевной месяц» («azilla») или «месяц удобрения» («gorotzilla»).

На рельефах или росписях готических церквей часто встречается символическое изображение месяца по его содержанию. Так, на одной из фресок в соборе г. Артета (Наварра) июнь представлен в виде крестьянина, косящего траву; июль на той же фреске в Артета и на горельефе в памплонском соборе — в образе жнеца, подрезающего серпом колосья; август — в образе крестьянина, молотящего зерно; сентябрь — бочками, заливающимися молодым вином; октябрь— пахотой и посевом озимых; ноябрь— убоем свиньи .
При такой заполненности времени работой на лето и осень приходится наибольшее в году число активно отмечаемых храмовых праздников.

В начале XVII в. испанский юрист Фернандес де Наваррете, пытаясь объяснить, почему обеднела страна, одной из причин объявлял непомерное обилие праздников, отвлекавших крестьян от труда. В главе «О множестве праздников» Фернандес де Наваррете отмечал, что в августе, например, столько же праздничных, сколько и рабочих дней. И уж коль скоро в августе, сентябре и октябре, когда ведется сбор хлеба и винограда и поля распахиваются для новых посевов, имперские законы запрещают вызывать крестьян в суд, чтобы не мешать работам, то, требует он, тем более церковь должна отменить на это время праздники3. Естественно, такой рассудочный практицизм не победил, и положение осталось прежним. Урожая при всем том крестьяне не теряли, успевая и работать и веселиться, хотя сил, быть может, и тратили больше, чем при рациональной организации календаря.

Отношения двух уровней религии — «официальной» и «народной» — были, да и остаются, весьма сложными. Но, хотя господствующая церковь обладала большими возможностями в борьбе против «пережитков» и «предрассудков», их массовость и укорененность не раз при-водили к потере «чистоты» католического праздника. Наиболее показательным примером может служить праздник тела господня (Corpus Christi), стоящий на границе пасхального цикла и больших летних праздников: он приходится на следующий за пятидесятницей четверг.

Корпус кристи особенно интересен тем, что он не относится к числу древних аграрных праздников. Он был обусловлен историческими причинами и учрежден в XIII в. У басков он и называется просто «новый праздник» (Besta-berri). Его основное содержание — напоминание о сущности католического догмата причастия (евхаристии). Первоначально эта тема играла большую роль в действах страстного четверга, но постепенно сюжет Тайной вечери отошел в мистериях этого дня на задний план, вытесненный повествованием о хождении Христа по мукам; к середине XIII в.
 
Праздник, посвященный причастию, переместился на июнь. По старой памяти в Саламанке день тела господня называется «великий четверг» (Jueves mayor), как и соответствующий день страстной недели.
По поводу учреждения праздника нет единого мнения. Наиболее распространена версия, что корпус-кристи был введен папой Урбаном IV в 1264 г. в связи с так называемым «больсенским чудом» .

Праздник этот отмечается во всех католических странах, но для Испании он много веков был национальным символом и отмечался с чрезвычайной пышностью, особенно в восточной части полуострова. Причастие играло в средние века значительную роль в сложении народной и национальной идеологии, противопоставив, например, католиков-испанцев и последователей еретика Гуса — чехов, а позднее и немецких лютеран. Значение для римской церкви нововведенного праздника видно из того, что его литургический канон составлял по поручению папы сам Фома Аквинат.

Во всяком случае, возникновение этого праздника не связано ни с какими языческими традициями: оно тщательно продумано. Это праздник религиозный по содержанию, городской, сословный — по социальной организации: каждый цех, каждое сословие средневекового города выступали в нем самостоятельно, подчеркивая свое внутреннее единство и отгороженность от других.

Но постепенно в оформлении корпус-кристи стали проявляться разнообразные элементы народных гуляний, присущие другим календарным обрядам. Структура празднества сводилась с самого начала к: 1) торжественной процессии по улицам города; 2) мессе в соборе. Во время богослужения перед присутствовавшими разыгрывалось так называемое «священное действо» (auto sacramental) — спектакль на тему дня. Действа в помещении церкви — явление общее для всего средневекового христианства как на западе Европы, так и на Руси. Общим и тут и там стало также изгнание лицедеев из храма в конце средних веков. И как русские скоморохи стали лицедействовать на площадях, так в Испании и Португалии ауто было перенесено на улицу и стало представляться либо в ходе процессии, либо после  мессы.

Великие сценографы испанского «Золотого века» — Лопе де Вега, Тирсо де Молина и особенно Кальдерой — использовали во многих своих пьесах традицию auto sacramental, да нередко их спектакли на ту же тему и воспринимались как действа и давались не на театре, а под открытым небом.

В наши дни от театрализованных действ такого рода осталось только участие в мессе мальчиков — певчих и танцоров, так называемых сеисес (seises). Наиболее прославлены сеисес Севильи и Толедо. Обосновывая этот идущий от античных плясок дионисийского типа обычай, богословы, естественно, не ссылались на языческое предание, но по традиции, выводящей обрядовую символику из ветхозаветных книг, оправдывали танцы в храме рассказом о пляске царя Давида перед Ковчегом Завета.

Вначале число детей, вероятно, равнялось шести, откуда и пошло их название (seis — «шесть»); сейчас в Севилье десять сеисес, а в Толедо — семь.

Собственно, корпус-кристи лишь перенял участие сеисес из других, более древних праздников в уже «очищенном» от язычества виде. Особенно заметным было участие маленьких певчих в праздновании успения богородицы (15 августа), непорочного зачатия Марии (8 декабря) и рождества Христова (25 декабря). В средневековом Толедо, столице Кастилии, во время рождественской службы дети разыгрывали «пророчество Сивиллы»: один из мальчиков изображал Эритрейскую (Кумскую) Сивиллу,  предвещавшую  приход  Мессии; остальные были одеты спутниками Сивиллы и ангелами. В XX в. толедские сеисес уже не так знамениты, как севильские. Но в Севилье участие сеисес, разодетых в алые наряды с золотыми га-лунами,— один из основных пунктов программы .

Танцы во время праздничной процессии в корпус-кристи отмечены и в других районах Испании. Так, в Вальеруэла-де-Педраса (Сеговия) перед образом богородицы еще в 20-х годах нашего века восемь юношей исполняли «танец с мечами» под звуки кастаньет 6.

Сама процессия обставляется с какой только возможно пышностью. Через улицы, где шла процессия, протягивались на уровне второго этажа яркие ткани, гирлянды цветов, дорога усыпалась лепестками роз и цветами так, что мостовая иногда скрывалась под ними. Притолоки и наличники домов украшались зеленью — в Пеньяранда-де-Бракамонте, например, ветками тимьяна, которые потом женщины хранили дома как оберег от беды, особенно от удара молнии.

Одни из самых красочных элементов корпус-кристи — участие в процессии «великанов» (gigantes) и «карликов» или «голованов» (enanos, cabezudos). Гигантские — до 3—4 м — фигуры изображают библейские персонажи (Голиаф, царь Ирод) или аллегории какой-нибудь идеи (семь смертных грехов; в Толедо в XVIII в. четыре пары «великанов» представляли Азию, Европу, Америку и Африку в знак того, что на всех материках торжествует католицизм). Иногда это знаменитые гонители христианства — римские императоры Тиберий, Калигула, Нерон и др.

Чаще всего, как видим, гиганты символизируют враждебное (в частности, языческое) прошлое, что вообще присуще образу великанов в мировом фольклоре: во многих мифах и сказках великаны   предшествуют   человечеству   на земле, а если одновременны, то враждебны £му. Но их тупая, грубая сила не может одолеть человеческие хитрость и ум. Все же иногда в процессии встречаются и другие огромные фигуры: герой войны с маврами Сид или, как в Каталонии в недавние годы, средневековые короли (тоже символы прошлого, но, правда, не враждебного) 8.
Письменные свидетельства об участии «великанов» в корпус-кристи восходят к XIV—XV вв. Но, по-видимому, происхождение этого обычая гораздо более древнее и восходит к эпохе доклассового общества с его разнообразными маскарадными плясками и процессиями.

Есть мнение — очень интересное, хотя и не вполне доказанное, — что обычай ритуальных шествий «великанов» и «карликов» исторически связан с неолитическими племенами Европы и Ближнего Востока — строителями мегалитов. Современный испанский этнограф Хосе Мануэль Гомес-Табанера, сторонник этого мнения, составил карту, на которой показано распространение мегалитических памятников в Европе, на Ближнем Востоке и Кавказе. Сравнивая ареал мегалитов с местами распространения обычая устраивать праздничные процессии «великанов», Гомес-Табанера отмечает, что географическое распределение обоих явлений приблизительно совпадает. Он считает, что совпадают и пути, по которым шло распространение неолитических мегалитов и шествий с «великанами»: с западного Кавказа и из Малой Азии через Средиземноморье на Иберийский полуостров, а оттуда к северу — на Британские острова и в Скандинавию.

Этот весьма важный вывод, конечно, еще нуждается в проверке. Но если вспомнить, что новейшие археологические исследования все более сближают мегалитические памятники с» древними солярными культами и даже с какими-то астрономическими познаниями людей неолита, то делается более правдоподобной мысль, что и обычай изготовлять фигуры великанов, символизирующих огромную природную силу, имеет свои корни в той отдаленной эпохе, когда зарождалось земледелие и люди начали поклоняться солнцу.

Гораздо позднее — в конце XIX в.— повсеместными участниками процессий стали «карлики» с огромными головами из папье-маше, встречавшиеся и в прошлые века, но не игравшие заметной роли. Это комические персонажи, но без специального сюжета и без имен; происхождение их неясно. На Иберийском полуострове существуют, как и в других странах Европы, легенды о древних горных духах-малютках, но ни в корпус-кристи, ни в других календарных праздниках, где участвуют «карлики», они не осмысляются как гномы. Скорее всего, они вошли в шествия как дополняющий (по противоположности «великанам») элемент.

Если вспомнить, что в европейском фольклоре карлик, как правило, издревле антагонист великана, а человек в сказках, борясь с великанами, вытесняет образ карлика и в сущности идентичен ему (это взаимозаменяющие персонажи, но роль их одинакова: победа над грубой великаньей силой при помощи ума и ловкости), то резкое увеличение числа «голованов» в процессиях к концу XIX в. вызывает определенную ассоциацию. В это время утверждавшийся позитивной наукой примат рационализма, символизируемый «башковитостью», уже переживал кризис и все чаще встречал либо веселое, либо унылое (в зависимости от страны, от общественных слоев и пр.) отрицание. Разумеется, это лишь гипотеза, но внезапная популярность образа хилого человечка с непомерно большой головой и в площадных игрищах и в рафинированной до безжизненности культуре декаданса (например, графика ранних О* Бердслея, Э. Мунка и др.) позволяет хотя бы предположить единство форм творческой (Coca), в Каталонии патум (Patum) или кука фера (Cuca fera), а в Португалии даже святая кока (Santa Coca), сродни еще одному знаменитому персонажу процессий корпус-кристи — тараске (Та-rasca). Это огромная змея, семиглавая гида, дракон, открывающий и закрывающий пасть с помощью особого приспособления, как будто стремящийся укусить окружающих. В испанский язык даже вошел глагол tarascar — «кусать», «цапать». Происхождение и самого имени и обычая неясно. Народное провансальское предание связывает чудовище с городом Тарасконом, где тараска будто бы жила в королевском дворце; избавила людей от нее св. Марта.

В Провансе были известны шествия с тараской; в Испании они были запрещены в 1780 г., но еще недавно чучело волочили по улицам в день тела господня во многих городах. В Толедо тараской звали не самое змею, а акробатку, вольтижировавшую на ее спине; эта женщина должна была изображать известную историческую личность — Анну Болейн, любовницу и впоследствии жену английского короля Генриха VIII, ради которой он развелся с Каталиной Арагонской, чем (в дополнение к от-ступничеству от католицизма) оскорбил испанцев. В Гранаде тараску также изображает женщина в модном наряде, сидящая на спине дракона11. Этот вид тараски, как и толедский, несомненно, отражает попытки приспособить народный обычай к теме дня: и «Анна Болейн», и «модница» представляют собой «блудницу вавилонскую» Апокалипсиса (XVII, 3—6), едущую верхом на драконен олицетворяющую грешный мир.

Праздник тела господня, как было сказано, не принадлежит к числу аграрных, где издревле позволялась и даже поощрялась разгульность, идущая от обрядов плодородия. Однако для того чтобы этот день стал поистине народным праздником, похожим на остальные, строгая обрядность церковной службы и церемониал шествия постепенно вбирали в себя уже существовавшие игровые элементы. Доходило до того, что главная тема действа в г. Порто, например, совмещалась с пантомимой, представлявшей охоту на медведя.

В Португалии же, в г. Гимарайс, в середине XVII в. месса завершалась плясками, которые св. Фома уж никак не предусматривал в своем каноне. По записи 1645 г. известно, что 15—20 замаскированных мужчин и женщин, ведя с собой козу и неся размалеванные чучела, «с великим шумом и криками входят в церковь, откуда должна выйти процессия, нарушая божественную службу и возбуждая всех людей, потом выходят они вместе с процессией, ведя за собой большую часть народа». Такая карнавальная процессия ходила от дома к дому, вопя и крича под дверьми не которых хозяев, «и потом собиралась на городской площади, именуя многих лиц и читая оскорбительные восхваления, бесчестя многие семьи, а еще спускали с церковной колокольни телку на канате, и все стояли на коленях и били себя в груди, исполняя множество непристойных песен и церемоний, которые, на взгляд наглецов, представляются истинными. ..»

А в Вианна-ду-Миньу, тоже в Португалии, в праздничном шествии по улицам водили быка, специально отобранного, самого мощного, с лоснящейся шерстью. Быку оказывали всевозможные знаки почитания; он так и называется «благословенный бык» (boi bento). Но этот обряд явно попал сюда из весенних скотоводческих праздников: на богородицу мартовскую (Nossa Senhora do Marco—1 марта) и на св. Марка (Sao
Танец астурийских крестьян (XX в.)
Marco — 25 апреля) точно так же водят по улицам быка 13.

Таким образом, мы видим, что к рациональной, строго функциональной программе корпус-кристи постепенно примешалось много игровых элементов из рождественских, карнавальных и других празднеств или просто таких обрядов, которые имели прямой смысл * в тех аграрных или скотоводческих праздниках, где они возникли, но с действами дня тела господня непосредственно не связанные. Церковные власти веками старались изгнать «засорявшие чистоту» канона дополнения и не всегда успешно. В 1690 г. севильский архиепи-

* Эти обряды первоначально имели прямой смысл. Сама возможность включения их- в иную, чуждую праздничную структуру свидетельствует о том, что значение этих действий уже не осознавалось с прежней ясностью, что связь между отдельными частями обряда ослабла.

Епископ запретил танцы в соборе, как не отвечающие католическому обряду, а городской совет — кабильдо — добился у папы отмены запрета. «Великанов» и прочие фигуры допустили в процессию, но они должны были получить приличествующее толкование.
В

разных городках и деревнях приду-манная, не связанная с аграрно-ското-водческой традицией, пришедшая из города схема праздника принимала местную форму. Добавления из иных обрядов (вероятно, наиболее важные для данного места: в городе — обереги из местных растений, «шутовские процессии»; а у скотоводов — почитание быка и т. д.) делали и корпус-кристи близким толпе, сходным   с остальными   праздниками.

В последние годы, с проникновением в село городской культуры и отмиранием традиционных черт быта и праздника обрядность корпус-кристи все больше возвращается к облику церемониала, с примесью моментов площадной игры.
Следующий общеиберийский летний праздник — рождество св. Иоанна (Na-tividad de San Juan, Natividade de Sao Joao), или Сан-Хуан, Сан-Жуан. Испанский этнограф Хулио Каро Бароха относит его, как и корпус-кристи, к весенним. В отличие от последнего, однако, Сан-Хуан не связан с пасхальным циклом, а имеет твердую дату — 24 июня. Это день летнего солнцестояния, и по своему происхождению праздник связан с солнечным культом, с почитанием земного плодородия.

Явного почитания солнца в этот день тем не менее не заметно. Непосредственным объектом поклонения, участником магических действий вместо светила стал огонь. Кроме него в обрядах большую роль играют вода (источники, реки, море, роса) и растения (деревья, травы, цветы). Основная цель магических обрядов этого дня — достижение здоровья и благополучия (в частности, богатства), а также гарантирование плодовитости земли, скота и (сейчас уже не так явно) людей.

Огни, костры, фейерверки, сооружаемые в ночь на 24 июня, — характерные черты праздника. Костры зажигаются не только в деревнях, но и в городах. Например, в Барселоне сохранился обычай раскладывать костры на перекрестках улиц; их устраивают коллективно жители ближайших домов, принося для костра старую мебель и всякий хлам. Ребята пускают шутихи и прыгают по неостывшей золе, распевая песенки в честь св. Иоанна 14.
Интересно, однако, что обычай жечь санхуанские огни распространен на Пи-ренейском полуострове неравномерно: он держится на севере (некоторые исследователи связывают это с особенно сохранившимся здесь культурным наследием кельтов) и сравнительно редко встречается на юге, в Андалузии, где сильнее было влияние мусульманской культуры, хотя, впрочем, день летнего солнцестояния отмечался также и у мавров и у морисков. Как среди испанцев и португальцев время возникновения этого праздника уходит в дохристианскую эпоху, так и у населения Северной Африки — в доисламскую.

Наиболее архаичная черта, показывающая связь санхуанских костров с солнцем, — это обычай разводить костры на вершинах холмов или гор, расположенных вокруг поселка. Дым этих костров, как считают, например, наваррские крестьяне, защищает от нечисти и болезней поля, скот и людей. Головни и золу от костра разносят по полям, веря, что это предохранит посевы от насекомых. Аналогичное поверье отмечено и в Центральной Европе16. С горящими ветками парни сбегают с холма в село и бегают по улицам. Под влиянием католицизма кое-где этот обычай приобрел несколько иной вид: жители ходят ночью на общий молебен в ближайшую часовню, стоящую на холме рядом с поселком.
 
Испании коснулась еще одна культурная традиция, идущая из Восточного Средиземноморья, а корнями своими связанная, возможно, с какой-то формой огнепоклонства. Это обычай хождения босиком по горячим углям. В пос. Сан-Педро Манрике (пров. Сория) местные жители совершают этот обряд под праздник св. Иоанна (а в Болгарии — в день Константина и Елены, 21 мая).

Вечером 23 июня, в половине десятого, альгуасил поселка зажигает костер на площади перед часовней Богородицы на скале (Virgen de la Репа), расположенной на горе, как раз над поселком. К одиннадцати часам от костра остается только куча углей, которую разравнивают, так что образуется слой красных головней площадью 2X1 м и толщиной 15—20 см. К полуночи, при скоплении местных жителей и многочисленных туристов, начинается само действие. Несколько человек повязывают красные пояса и красные шейные платки (возможно, в знак причастности огню) и по очереди большими шагами проходят босиком по углям; некоторые несут на плечах детей или даже взрослых, кое-кто проходит по нескольку раз. Все действие длится около четверти часа .


Прямой смысл обряда хождения по углям не установлен ни для восточного Средиземноморья, ни для западного. Для нас, во всяком случае, важен тот момент, что и этот обычай и разжигание костров на вершинах суть действия, направленные на достижение блага для всего поселка. Но те же санхуанские костры служат и индивидуальным целям. Наиболее известен распространенный по всей Европе обычай прыгать через костер. По народному поверью, дым такого костра очищает от всех напастей, особенно надежен он против кожных болезней. Встречается и другой способ очищения: в каталонском поселке Тосса парни, выхватывая из костра горящие ветки, гонялись друг за другом, стараясь закоптить или подпалить.

В Ларрауне (Наварра) публично сжигали старый бурдюк; капли кипящей смолы, падающие с него, растворяли в воде и потом этой темной жидкостью «лечили» цыпки на руках .

Косвенным показателем эротического смысла прыжков через костер может служить тот факт, что, например, в португальской провинции Алту-Алентежу прыгают парами молодые «кум» и «кума», выбранные еще перед карнавалом, в «четверг кумушек» или «четверг кумовьев». В Португалии же вокруг костра пляшут парни и девушки, а иногда только девушки, проделывая, несомненно, эротические телодвижения и испуская пронзительные крики .
Магия костра имеет не только позитивный смысл. При ее помощи можно не только излечиться, но и напустить порчу, например передать свой недуг соседу. Вообще народная психология не представляет себе, что беда уйдет неизвестно куда, — ее надо сбыть кому-либо. В Валькарлосе (Наварра), прыгая через костер, заклинали св. Иоанна, соединяя личные нужды с заботой о всей стране:

Sarna fuera,
Los males afuera,
Los buenos adentro,
La borona у el pan a Espana,
La tina a Francia.

Чесотка прочь, Хворость долой, Здоровье вовнутрь, Просо и хлеб в Испанию, Парша во Францию.
Гораздо больше, чем о вере в лечебную силу сан-хуанского огня, известно о ритуалах, связанных с водой, «смывающей болезни» в ночь на св. Иоанна. Крестьяне наваррского поселка Бастан, чтобы избавиться от кожных болезней, при свете луны купались в эту ночь в источнике Санхуанитурра, над которым висел образ Иоанна Крестителя.

Во многих местностях девушки для большей красы должны были до рассвета умыть лицо ключевой водою.
Вода целебна в течение всего дня св. Иоанна, но особенно повезет в этом году человеку, который выпьет из ключа или ручья в полночь, при первых ударах колокола. Для полного счастья надо утром напиться из семи источников.
Вода очищает, смывает грехи не только по народным верованиям, но и согласно христианской доктрине, поэтому церковь относится к омовениям в праздник св. Иоанна более терпимо, чем к действиям, связанным с огнем. Многие источники посвящены святым, священники нередко сами организовывают процессии и паломничества к местам ритуальных омовений (bafios santos, banhos santos).

В пиренейском поселке Лесака для всеобщего очищения протекающую через село речку запружали, забивая един-ственный пролет каменного моста ветками, чтобы вода бежала по улицам Лесаки. Там, куда речка не доходила, жители обливали неосторожных прохожих с балконов водой из больших кувшинов.

«Лечебной силой» обладает и роса, выпавшая в ночь на св. Иоанна. Чтобы избавиться от кожных болезней, нередко не купаются, а катаются по росе нагишом. В Наварре пройти для излечения босиком по росистому полю или голым через поле пшеницы называется санхуанироваться (sanjuanarse). Скот до восхода солнца прогоняли через реку и пускали попастись на лугу; астурийские пастухи «солили коров освященной солью»: с вечера выкладывали на траву куски соли, чтобы они пропитались росой, а на рассвете эту соль давали лизать скоту.


Очень распространены поверья о санжуанской воде в Португалии. Они отразились даже на таком серьезном деле, как ирригация: в провинции Миньу до сих пор распределение воды на крестьянские поля по оросительным каналам начинается в ночь на 24 июня. Как и в Испании, здесь верят в целительную силу росы: по ней валяются, ее собирают, обрызгивают ею скот, даже замешивают на ней тесто. Португальские пастухи верят в особую пользу росной травы и стараются начать перегон скота на горные пастбища 24 июня. С верой в покровительство Сан-Жуана связан и давний, от средних веков дошедший обычай заключать договоры с пастухами отгонщиками именно в этот день.

То, что сан-хуанская вода придает силу, здоровье и красоту, неразрывно связано с другими ее свойствами: плодородием и эротикой. Хотя первое свойство, вероятно, древней, в историческое время оба аспекта сосуществовали неразделимо— лишь иногда тот или другой проявляется ярче: в Наварре, например, в ночь на св. Иоанна женщины, чтобы избавиться от бесплодия, пили из источника, а потом терлись животами о ближние утесы. В Астурии местами сохранились следы «свального греха», аналогичного тому, что дозволялся на Руси в купальскую ночь. В большинстве же районов дело сводилось к совместному купанью юношей и девушек, которые плескали друг на друга водой. Иногда купались в реке только девушки; задача парней была похитить и запрятать их одежды, оставленные на берегу (обрядовый жест с тем же эротическим смыслом). Под церковным влиянием этот обычай приобрел более невинный вид: в пос. Лакунса (Наварра), например, к реке ходят мальчики и девочки вместе со священником, который благословляет реку; все омывает ноги и возвращаются на площадь, где зажигают костер из сваленных уже здесь хвороста, сена, старых корзин и т. п., соединяя таким образом магию воды с магией огня, но уже в «очищенном» виде.


В городах, особенно на юге, сохранился еще более слабый намек на былое свободное общение полов в эту ночь. В Севилье, по свидетельству автора XVII в., вечером 23 июня «девушки на выданье, чуть стемнеет, располагались у оконных решеток и оттуда окликали «Хуан!» тех прохожих, которых считали подходящими; когда они приближались к окнам, любезно и с улыбкой, завязывались приятные беседы, завершавшиеся обычно тем, что прохожий направлялся в ближайшую кондитерскую и возвращался с огромным пакетом сластей, распределяемых им между девушками, которые ему больше нравились»24. Вообще же в городе весь праздник Сан-Хуана, как и большинство других календарных праздников, сводился к гуляньям, угощению и развлечениям.


Особой силой наделяются в день св. Иоанна и в ночь перед ним растения. Это понятно, потому что летнее солнцестояние— момент полного расцвета производительных сил земли. В Мадриде этому дню посвящена вербена, в городах Каталонии — альбаака, полевая гвоздика. В пос. Янси (Наварра) Сан-Хуану приносят в жертву первые початки кукурузы, специально выращенные к этому дню. Крестьяне верят, что если в этот день сорвать при первых лучах солнца бутон мальвы, то он расцветет 25 декабря. В таком поверье отразилась связь в народном сознании двух солнцестояний (летнего и зимнего), оформленных как два рождественских праздника: Иоанна Предтечи и Христа.


Гирляндами из зелени и цветов украшаются стены, наличники окон и двери домов. Парни стараются украсить дома своих возлюбленных. В гирлянды вплетают сухие вишни, «сан-хуанские» яблоки. В Каталонии яблоки — обязательная принадлежность сан-хуанских празднеств, особенно желтые (по цвету солнца) и алые (по цвету крови казненного Иоанна). В некоторых каталонских селах на Сан-Хуана готовят яблочные пироги или пирожные. Кое-где под окно девушки подвешивается корзина со сладостями .


Есть поверье, что, если положить с вечера на подоконник горсть бобов или зерен кукурузы, они наутро превратятся в золотые монеты. В Арагоне бесцеремонные шутники кладут девушке, заслужившей их неприязнь, вместо бобов кости или помет животных, а под окном вместо цветов вешают дохлую кошку.


В Астурии юноши вкапывают перед домом своих невест дерево — ясень или дуб; по народному толкованию — чтобы привлечь благословение святого. Здесь, как и в майских обрядах, выступает семантическое единство «девушек» и «зелени». На площади нередко сажают «сан-хуанское» дерево, аналогичное «майскому» (в Сан-Педро-Манрике его так и называют «майо»). В Вера-де-Би-дасоа (Наварра) в конце прошлого века вечером 23 июня перед зданием аюнтамьенто воздвигали сложную композицию, смысл которой теперь забыт: тополь или черешню, с человеческой фигурой на них; на ветках были развешаны кочаны капусты и прочая зелень, а под деревом ставили лодку. На следующий день вся конструкция убиралась.


Но самое характерное поверье состоит в том, что трава, собранная в эту ночь в лесу, будто бы обладает особой целительной силой. Большое значение придается, например, клеверу, который так и называется «сан-хуанское растение» (planta Sanjuanera). В Галисии верят, что, если девушка на рассвете этого дня нарвет цветов клевера, она запасла целебным зельем на будущее. В северо-восточной Испании мужчины и женщины, взявшись за руки, пляшут вокруг праздничного костра, напевая:


A coger el trebole, El trebole, el trebole, A coger el trebole La noche de San Juan.
Соберем трилистник, Трилистник, трилистник, Соберем трилистник В ночь на Сан-Хуана 27.

Другое растение с магическими свой-ствами— чертополох. Баски Пиренеев употребляют цветы чертополоха как апотропей, вешая их над дверьми домов и воротами хлевов. Наваррский фольклорист X. М. Ирибаррен считает, что цветок чертополоха получил такое значение из-за внешнего сходства с солнцем. По народному поверью, ведьма начинает считать лепестки, а поскольку у чертополоха их множество, она не успевает управиться до восхода солнца, разгоняющего злые чары. В Каталонии подобным солнцу считается также один из видов чертополоха; сорванный на вершине горы цветок прибивают над входом в дом.


Оберегами от грозы и болезней служили и лавровые ветви и кресты из палок, которые женщины освящали в этот день в церкви (пос. Оис-де-Сант-эстебан, Наварра) и ставили на поле. В день св. Иоанна ежегодно освящались травы; прошлогодние травы апотропеи сжигали, а золу их хранили и давали пить, разводя в воде, больным детям.
Испанцам знакомо и поверье, распространенное по всей Европе, — о цветении папоротника в Иванову ночь. Папоротник в эту ночь якобы одновременно и зацветает и дает семена. Кто сумеет их взять, станет богачом 29.
Наконец, встречаются приемы, сочетающие магию огня, воды и растений. В Валенсии разводят костры из стеблей ежевики на св. Иоанна, а ежевика — это растение, расцвет которого символизирует приход весны. Астурийские девушки украшают источники ветками и цветами. В полночь они стараются вынуть из воды цветок — он может, по местному поверью, снимать чары, излечивать от болезней и приносить счастье. В Сан-Сальвадоре (Астурия) девушки из одного квартала стараются похитить из воды цветок, брошенный девушками другого квартала, а те — у них. В той же Астурии (пос. Браньясека, Сан-Мартин-де-Луинья, Аркальяна) бросают в ключевую воду розу и, вынув ее в полночь, хранят в бутылке с водой, чтобы лечить этой водой глаза.


Ко дню св. Иоанна приурочены и разные народные приемы лечения с использованием проявляющейся в этот день волшебной силы деревьев. Особенную роль при этом играют люди, носящие имя святого; вероятно, целительное могущество покровителя этого дня, по народному поверью, проявляется через них.


Интересен способ лечения детской грыжи и рахита, распространенный в Наварре и Арагоне. В ночь под праздник несколько людей с именем Хуан (в пос. Ларраин — два человека, в Уль-саме — три) несут больного ребенка к развилистому дереву (дубу или абрикосу), и ровно в полночь один из них передает ребенка через развилку ствола другому, говоря: «Возьми, Хуан»; тот отдает третьему (или возвращает, если их двое) со словами: «Бери, Хуан»; третий вручает ребенка первому ,говоря: «Получи, Хуан». Обряд повторяется трижды. В Аэскоа (Наварра) рубашку ребенка оставляют после лечения в развилке дерева.


В португальской провинции Ален-тежу в такую ночь мужчина и женщина— Жуан и Мария — точно так же передают друг другу через расщеп в столбе больного грыжей ребенка, сопровождая передачу словами: «Мария, во славу св. Марии и св. Жуана, возьми этого ребенка сломанным и отдай мне здоровым»; она, возвращая ребенка, повторяет фразу, меняя в ней только имя адресата. Впоследствии Жуан и Мария считаются таким образом покумившимися.
В баскской деревне Лобера-де-Он-селья аналогичный обряд принял не сколько иную форму. Там собирают сразу несколько больных детей; вечером их приводят в близлежащую обитель, посвященную Иоанну Крестителю, где ровно в полночь священник читает молитву Salve, повторяемую детским хором. В соседнем лесу раскалывают несколько — по числу детей — молодых дубков, детей раздевают догола и протаскивают через расщеп. Делают это два человека, с именами Хуан и Педро (день св. Петра через несколько дней — 29 июня — ив сущности сливается по всем признакам с праздником св. Иоанна). Оба при этом крестятся и сопровождают обряд следующими словами: «Бери его, Хуан». — «Давай мне его, Педро». — «Я даю тебе его больным». — «Я возвращаю тебе его здоровым». Затем расщепленное дерево крепко связывают и трещину замазывают глиной.


Наконец, день св. Иоанна ознаменован различными гаданиями. Гадают главным образом девушки и почти исключительно на одну тему — замужества. Стараются узнать не столько имя будущего мужа (для этого, в частности, есть считающийся очень надежным способ — девушка выплескивает из окна воду, и имя того, кого она окатит, будет носить ее будущий муж. Другой способ, известный и в России: утром, выйдя из дому, спросить у первого встречного имя, род занятий, профессию и состояние нареченного. Чтобы узнать его занятие, каталонская девушка, например, ночью выливала в миску с водой яичный белок, приговаривая:


Sant Joan Bautista, Apostol Evangelista, La ventura, que m'hei de da; Feumela veure dema.

Святой Иоанн Креститель, Апостол и евангелист, Судьбу, которой мне пошлешь, Позволь мне увидеть.
По форме, которую за ночь примет белок, угадывалась профессия суженого: если что-нибудь, похожее на корабль, то суженый моряк, подобие инструмента говорило о специальности, и т. п. Вероятно, для крепости заговора Иоанн Креститель отождествлялся с Иоанном Богословом — гадающим важна была не евангелическая точность, а лишняя помощь в чародействе. Кроме призыва к святому в ритуал гадания входило еще одно христианское наслоение — следовало прочитать «Отче наш».


В Португалии, кроме того, знали и другие гадания с водой: в миску вливали расплавленный воск, бросали свернутые бумажки с мужскими именами; на первой развернувшейся в воде бумажке должно быть имя суженого.
Каталонские невесты пользовались также гаданием на бобах: три боба — один гладкий, другой неровный, третий волосатый — бросали на ночь под кровать; в полночь наугад вытаскивали один из бобов. Если попадался гладкий, то жених ожидался богатый, неровный предвещал жениха средней зажиточности, а волосатый — бедняка.
Упоминавшееся соединение сил двух стихий — огненной и растительной — стараются использовать девушки в Португалии и Каталонии в целях любовной магии. В полночь надо подпалить на огне бутоны полевой гвоздики; если к утру на стебле расцветет новый бутон, — девушку ждет удача в любви.


Но гадание бывает не только одиночное. Нередко юноша и девушка пробуют «выяснить отношения» путем гадания. Кто из двух больше любит, португальские молодые крестьяне в деревне Кова-ди-Карруш определяют так: в ночь под св. Иоанна парень вырубает в лесу два одинаковых куска дерева; один кусок называется «влюбленный» (conversado), другой — «влюбленная» (conversada). Тот кусок, который к утру сохранится свежее,    свидетельствует    о    большей любви. Правда, эти действия сопровождались комментариями, подсказывающими иной, хоть и менее надежный способ. Юноша пел (запись 1878 г.):


Dizem que me queres bem, Inda о hei de sprimentar: Na noite de Sao Joao Junco verde hei de cortar.
Говорят, меня ты любишь, Это я еще проверю: В ночь на Сан-Жуана Зеленое дерево порублю.


А девушка отвечала:


Nao corte'Io junco verde, Que nao ё sprimenta?ao: Se tu queres sprimentar, Sprimenta о meu coragao.
He руби зеленого дерева, Этим ведь не проверишь: Если хочешь убедиться, Спроси мое сердце.

В районе Вальдонселья (Астурия) молодая пара гадает о будущей жизни, используя магию воды, огня и растений. Жених и невеста плетут одинаковые венки и бросают их в реку, поместив в середину небольшой кусок просмоленной материи, который поджигали. Если венки прибивало к берегу одновременно, пару наверняка ждала свадьба; первым должен был умереть тот, чей огонь гас раньше. Самый лучший вариант — если оба венка плыли по реке вместе, и огни долго горели. Плохим признаком считалось, если венки относило в разные стороны или в разное время прибивало к берегу.


С днем летнего солнцестояния связан еще один интересный обряд. В том же поселке Сан-Педро-Манрике, где ходят по ковру из углей, ежегодно 24 июня совершается шествие с так называемыми мондидас (mondidas). Эту роль играют три  девушки,  избранные по жребию; каждая только один раз в жизни может быть mondida.
Утром члены совета во главе с аль-кальдом обходят поселок, имитируя изгнание чужаков, и запирают ворота Сан-Педро-Манрике; затем идут в дома мондид и приводят каждую на площадь перед аюнтамьенто. Все три одеты в белые платья, с алой лентой на поясе; на плечи накинут у каждой красный легкий платок. Совет заранее заготовляет три корзины хлеба, увитые шелковыми лентами. Уложенные в корзины тонкие лепешки обязательно подкрашены шафраном.


Процессия под музыку волынки и тамбурина обходит все дороги, ведущие в Сан-Педро-Манрике, и на каждой из них алькальд и советники оказывают церемонные знаки почтения мондидам. Обойдя вокруг поселка, процессия посещает холм, где стоит часовня Богородицы на скале (Virgen de la Репа), после чего все возращаются к аюнтамьенто, где и остаются mondidas, пока не приходит пора идти на мессу.


По возвращении в аюнтамьенто выставляется легкое угощение. Затем на площади устраиваются танцы, и члены аюнтамьенто должны сплясать со всеми тремя мондидами по очереди. Пассивный характер обрядовой роли мондид проявляется кроме прочего в том, что по-испански это называется «их танцуют», они son bailadas.
Происхождение такого обряда до сих пор остается неясным. Некоторые if£cvw-дователи связывают его с античным обычаем: на храмовых праздниках Цереры также выступали девушки с корзинами; хлеба, носимые в корзинах, назывались Mundus Cereris, отсюда выводится наименование служительницы — mondida.


В поселке Талавера-де-Рейна на третий пасхальный день приносят в церковь вотивные восковые фигурки, которые называются mondas. Жители Сан-Педро-Манрике объясняют возникновение этого обычая исторической легендой: будто бы во времена мавританского владычества в Испании христиане должны были откупаться от мусульман сотней девушек, и из этой сотни Сан-Пед-ро-Манрике поставлял трех. Есть ли ка-кая-то доля исторической правды в этом рассказе — трудно решить. Во всяком случае, фольклорное оформление его обращает на себя внимание: и у других народов есть предания, объясняющие тот или иной обычай воспоминанием о давней необходимости платить дань злому завоевателю; очень часто эта пеня выплачивается именно девушками (одной, тремя, десятью или сотней). К тому же тенденция испанского и португальского фольклора зарождение большинства обычаев оформлять как историческую легенду, связанную с маврами, позволяет недоверчиво отнестись и к объяснению истоков обряда с мондидами.


Некоторые черты этого ритуала напоминают описанное ниже шествие в богородичный праздник в г. Сория и через него восходит к земледельческим обрядам античности.


А с мавританским владычеством на полуострове связывается и другой момент в праздновании дня св. Иоанна, тоже не имеющий непосредственного отношения к теме праздника. Это танцы и игры, представляющие «битву мавров и христиан». Такие танцы — не исключительная принадлежность сан-ху-анских шествий: мориска танцуется и в корпус-кристи, когда юноши, разделившись на две партии, каждая во главе со своим «королем», изображают в танце пантомиму боя, и в другие большие праздники.


Каро Бароха сообщает об указе 1597 г., запрещавшем мешать мессе, вламываясь в церковь в день св. Иоанна с чучелами «мавританского короля» и «христианского»; ряженые кадили им, совершали, по словам указа, «неблагозвучные церемонии», плясали и носили их по улицам «с тамбуринами и знаменами». Обе группы ходили порознь по домам, собирали подать — каждая для своего «короля»; встречаясь, соревновались в плясках. В Португалии еще в XX в. сохранялся отголосок этой игры: в день Сан-Жуана в пос. Педро-ган Пекену семеро ряженых входили в церковь во время службы; четверо играли на гитарах и тамбуринах, двое выступали с посохами, один — «мавританский король» — с мечом, щитом, в короне и мантии. Под аккомпанемент он исполнял медленный танец, по окончании которого все преклоняли колени перед алтарем и «король» кричал: «Да здравствует мой кум, святой Иоанн Креститель!»


По сравнению с этим праздником другие дни «летних» святых представляются второстепенными или имеют лишь местное значение. Так, дни св. Антония (13 июня) и св. Петра (29 июня) выглядят как подражания шествиям и церемониям этого дня, только в меньшем масштабе. День св. Антония Падуан-ского, патрона Португалии, отмечается с должным размахом даже не во всех районах — главным образом в Лиссабоне, а у испанцев — в Андалузии, где также устраиваются «битвы мавров с христианами» и статуя святого участвует в игре. У каталонских рыбаков, кроме обычных гуляний на св. Петра, в этот день по приметам гадают, будет ли удачной ловля на ближайший год.


Многие летние праздники в честь местных святых сводятся, как правило, кроме обязательной мессы к паломничествам и гуляньям. Даже в день св. Иакова (Santiago), 25 июля, центр его культа Сантьяго-де-Компостела (Галисия) становится центром народных увеселений: боя быков, каруселей, ярмарок и т. п.


Наиболее сохранивший черты общест-венных ритуальных действий — местный праздник в честь богородицы (Virgen de la Blanca)—связан и по дате и по некоторым деталям с днем Сан-Хуана: он отмечается в первое воскресенье после 24 июня в г. Сория.


Уже в субботу в церкви совершались всенощные бдения с «малоблагочестивыми» песнопениями. В воскресенье с утра жители составляют 12 «команд» (cuadrillas), каждая из которых носит имя какого-либо святого. Участники несут попеременно носилки со статуей своего патрона; женщины при этом должны время от времени издавать пронзительные вопли (которые, во всяком случае сейчас, не воспринимаются как эротические). С каждой куадрильей идет капеллан, за носилками следуют дети, играя на разных музыкальных инструментах, и танцоры. Впереди «команды» идет юноша, неся ветку с «жертвоприношением»: окрашенные шафраном сдобы и восковые свечи, подвешенные к ветви на нитках. Недалеко от церкви все куадhильи встречались и в толкотне и суматохе подходили к храму, где священник кропил участников освященной водой и принимал «жертвоприношения», после чего все шли на мессу.


Весь этот обряд напоминает ритуал, связанный с . мондидами Сан-Педро-Манрике; несение же даров не в корзинах, а на ветке еще больше сближает такую обрядовую форму с обычаем ношения иресионы, существовавшим в древней Аттике. После сбора урожая вечером 7 числа месяца пианепсиона устраивалась торжественная процессия. Впереди всех шел особо избранный мальчик, несший на плече большую ветвь маслины. Ветвь была увита белыми и красными лентами и «наполнена» (к ней привязывались разные плоды последнего урожая) смоквой, яблоками, грушами, свежими и сухими оливками и колосьями, а также разнообразными хлебцами и горшочками с медом, маслом и вином. Эта ветвь — земледельческий символ изобилия — и называлась иресиона. Ос-тальные   участники   шествия   держали в руках меньшие иресионы с плодами собственного хозяйства.


У храма Аполлона все обращались к богу с молением о покровительстве; затем мальчик втыкал свою иресиону в землю перед входом в храм и поливал ее из кувшинчика водой, смешанной с вином. После этого большая иресиона прибивалась над дверьми храма, и все возвращались домой, каждый со своей ветвью. Подходя к дому, запевали песни, где сообщалось, что это иресиона несет изобилие во всех плодах, что развешаны на ней. Новую иресиону вешали над входом в дом, а прошлогоднюю сжигали .


Смысл этого обряда и тех, что совершаются в Сория и Сан-Педро-Манрике, одинаков: благодарение за урожай,, освящение плодов. Ветви, присутствующие в каждом из трех случаев, вероятно, отображают пережиток древнего культа деревьев.


Сходно во всех трех случаях и завер-шение празднества совместной трапезой. В Сория после богослужения устраивалось угощение из жареного в котлах мяса (откуда и название этого дня — «праздник котлов» — fiesta de las calde-ras), хлеба и вина. Каждая куадрилья готовила отдельно, но в еде могли принимать участие и посторонние. Песни» танцы, крики продолжались весь вечер и часть ночи. Женщины как замужние,-так и незамужние пользовались на этом празднике большей, чем обычно, свободой.


Гулянье продолжалось и в понедельник, причем в этот день основную массу участников составляли .женщины. Они шли на луг, сопровождаемые только секретарями куадрилий и их помощниками-подростками (получавшими на этот день звание «прислужники дам» — servidores de damas). Все шли цепочкой, взявшись за руки, причем замужние и не состоящие в браке женщины опять же шли вперемежку. На лугу ели остатки вчерашней пищи и приготовленную для этого дня. Обратно шли так же, как и на луг; придя к дому жены начальника соответствующей «команды», расходились.


Власти пытались ограничить свободу поведения, присущую этому празднику, и еще в XVI в. делали попытки ввести регламент гулянья, но безуспешно 37.


С церковным календарем связан последний летний праздник — успение бо-городицы (Asuncion de la Virgen), часто называемый в Испании «августовская дева» (Virgen de Agosto). Праздник обставлен обычными богослужениями, церковными процессиями и т. д. Гулянья начинаются уже за несколько дней до праздничной даты—15 августа. Особенно известен праздник в г. Эльче, где представляются с давних времен auto на тему успения. С этим праздником связано немало и народных традиций. Некоторые исследователи (X. М. Гомес-Таба-нера, Р. Гэллоп и др.), видимо, с основанием предполагают, что корни авгу-стовского праздника лежат в древних земледельческих обрядах, связанных с уборкой урожая, что дева Мария заменила собой более давний образ богини-матери, богини плодородия. Обычаи и обряды, связанные с самой уборкой урожая и сбором винограда, у народов Пиренейского полуострова еще слабо изучены. Отмечены такие обряды только в нескольких местах. Так, в Каталонии, когда созревает пшеница, совершается следующий ритуал: старшая дочь хозяина сжинает несколько колосьев и несет их к священнику благословить; они остаются в храме до окончания жатвы, когда служится благодарственный молебен. После мессы та же девушка приносит их домой; идет она в сопровождении подруг и небольшого оркестра. В доме она вешает колосья на окне комнаты деда. Хозяева — родители девушки — несут в церковь несколько хлебов, выпеченных из обмолота нового урожая, благословляют их у священ-ника и раздают бедным. В последнем можно видеть остаток принципа коллективной трапезы, так же как в обычае благословлять колосья нового урожая и приносить их потом в дом — отголосок ритуала, аналогичного шествию с иресионой.


В Астурии жатва сопровождается свое-образным соревнованием, носящим на-звание куайяда (cuayada). По каждую сторону последней полосы встают по од-ному жнецу, и по команде они начинают наперегонки жать. Первый, кончивший жать, издает торжествующий крик, и к нему бегут две девушки с корзиной, куда он и бросает последние колосья. После жатвы (в Астурии нет определенной даты, а в Каталонии она приурочена к дню св. Роха— 16 августа) устраиваются состязания в беге — в них участвуют только победители в куайяде. Прибежавший первым получает из рук девушки порцию творога, что и значит куайяда (cuayada, cuajada) .


По всему полуострову, особенно пышно в южных районах, отмечается праздник сбора винограда (fiesta de Vendimia). В Хересе каждый этап — сбор винограда, выжимание сока из ягод, разлив, проба молодого вина и т. д. — сопровождается определенными церемониями. На продаже вина избирается «королева урожая» (Reina de Vendimia), правящая в окружении своего «двора» — свиты, составленной из молодых женщин. Назначается «хозяин винного подвала» — «музея вина». На праздник приглашаются популярные актеры театра и кино, художники, писатели, общественные деятели. Множество туристов присутствует на современной ярмарке, где от древних виноградарских ритуалов практически ничего не сохранилось.


Последний крупный праздник летне-осеннего сезона, связанный с церковной датой, — идущие один за другим день всех святых и день поминовения усоп-ших (1 и 2 ноября). И тот и другой псвящены главным образом молитве за души умерших, особенно в истекшем году. В пос. Пеньяранда-де-Бракамонте и его окрестностях (пров. Саламанка) в день всех святых устраивалась совместная трапеза (corrobla), на которую приглашались члены деревенского совета; жителям выставлялись жареная овца и пара кувшинов вина. Обычно такие совместные трапезы — дело только мужчин, иногда даже только холостяков. Женщины в черных платьях и черных платках ходили по улицам и домам, громко молясь за души умерших. В прошлые века в начале ноября на театре давались представления о Дон-Жуане, где раскаяние перед смертью помогало ему спасти душу.


Пережиток древнего коллективизма, аналогичного совместной трапезе, сохранялся в этот день еще в конце прошлого века в Каталонии: дети утром обегали дома своих родственников и знакомых, прося подаяния (каштаны и фрукты), которое складывали в корзины, и вечером все вместе ели. Еще более слабым отзвуком того же обычая служит в Вера-де-Бидасоа (Наварра) обязанность священника после мессы разбрасывать по улице мелкие монеты, подбираемые детьми .


На самом переломе осенне-зимнего сезона крестьяне собираются по ночам на мельницах для помола муки; молодежь поет песни, кто-нибудь рассказывает истории. Такие же ночные посиделки устраиваются для совместного прядения.


В конце осени в Астурии собираются парни и девушки для очистки початков кукурузы от листьев в каком-либо богатом доме — это так называемая эсфой-яса (esfoyasa). Парни садятся на пол и обирают листву, оставляя два-три початка, которые передают сидящему на куче кукурузы «вязальщику», и тот водружает перевязанный пучок початков на верху кучи. Девушки, играя, бросают в чистильщиков кукурузы початками» все поют:


Al comienzo de la esfueya No me tires panoyaes; Que estoy faciendo la riestra, Tengo las manos ataes.
При начале чистки
He бросай в меня початками;
Я ведь связываю их.
Руки у меня связаны.

По окончании эсфойясы работников и гостей оделяют орехами, каштанами, табаком, вином или сидром. Парни пробуют отнять у девушек розданное; общая суматоха и веселье продолжаются, пока все не разойдутся по домам.
В целом трудовые обряды в Испании и Португалии исследованы сравнительно мало и не занимают столько места в работах ученых, сколько описания ритуалов и обычаев дохристианской или католической духовной культуры иберийских народов.

 

Реклама




 
Популярные статьи

 


.