Организация праздников в Воронеже
Организация праздников в Воронеже
Главная О Нас Услуги Обратная связь

Праздники в Вашем доме
САБАНТУИ

В годовом календаре всех земледельческих народов самыми ответственными этапами считались весенний сев и жатва. Их начало и успешное завершение издав­на отмечались празднествами. У волжских булгар и их потомков — казанских татар весенний сев считался са­мым подходящим моментом для приобщения подрост­ков к самостоятельному труду. Когда 12—14-летнему мальчику впервые доверяли править лошадью при бо­роновании, на поле выходила мать, приходили и бли­жайшие родственники. Сев начинал глава семьи или самый уважаемый житель деревни. На нем было все новое: белая рубаш­ка, чулки из белого домотканого сукна, лапти, белый холщовый фартук. Сеятель шел, чуть откинув голову назад, как в медленном ритмичном танце: шаг левой ногой, взмах правой рукой — и зерно ровно ложится справа, шаг правой и взмах левой рукой — поле засе­вается слева. Возвращаясь назад, сеятель точно рассчи­тывал длину своего шага, и взмах руки, и количество зерна, чтобы все было засеяно равномерно. Здесь тре­бовалось настоящее искусство.

У волжских булгар и впоследствии у казанских та­тар встреча весеннего сева ознаменовывалась народным праздником — Сабантуем. Обычно его праздновали в конце апреля. Это было большое событие, к нему дол­го готовились. Сначала молодые джигиты собирали по деревне подарки для будущих победителей в состязаниях и на­родных играх. Деревенские жители не отказывали — дарили вышитые платки и полотенца, куски ситца, ру­башки, куриные яйца. Самым почетным подарком счи­талось вышитое национальным узором полотенце. По­лотенце имело символический смысл, и с ним не шли в сравнение другие призы.

Девушки готовили подарки всю зиму — ткали, ши­ли, вышивали. Каждой хотелось, чтобы именно ее ра­бота получила всеобщее одобрение, именно ее полотен­це стало наградой самому сильному джигиту. Среди них были искусные мастерицы, их изделиями мы восхи­щаемся и сегодня. Подарки для победителей в скачках и национальной борьбе готовили молодые женщины, вышедшие замуж после прошлогоднего Сабантуя.

Сбор подарков обычно сопровождался веселыми песнями, шутками, прибаутками. Подарки привязыва­ли к длинному шесту.

Всем ходом праздника «заведовали» влиятельные старики деревни. Они посылали джигитов собирать по­дарки, назначали жюри для награждения победителей, следили за порядком во время состязаний. В день Сабантуя в деревне царило приподнятое, праздничное настроение, все были оживленны, веселы. Люди с утра шли на майдан — просторный луг недале­ко от деревни. Впереди организаторы праздника. Один из них нес длинный шест с привязанным полотен­цем — символ Сабантуя. Одевались во все самое луч­шее, женщины доставали из сундуков все свои укра­шения.

Подробнее...
 
МЦХЕТОБА ИЛИ ШОТАОБА

В двадцати километрах от Тбилиси, в живописной местности у слияния Арагви и Куры, расположена древняя столица Грузии Мцхета. В центре города, там, где теперь стоит храм Светицховели  (Животворящий столп) — выдающееся творение грузинского зодче­ства, — в IV веке, как утверждают летописи, был по­строен первый христианский храм.

Из века в век грузинская православная церковь ежегодно 14 октября отмечала праздник Мцхетоба (суффикс «oga» в грузинском языке означает празднич­ный день), И теперь в день этого праздника немало людей собирается в храме.

Но одновременно с утра до поздней ночи в Мцхете проходят народные гулянья. Здесь встречаются со ста­рыми знакомыми, завязываются дружеские беседы. Мо­лодежь устраивает спортивные соревнования, конкур­сы на лучшее исполнение народных песен. Мы заинте­ресовались, верят ли эти люди в бога? Почему они принимают участие в празднествах?

— Мцхетоба проводится осенью, после уборки уро­жая. Хочется отдохнуть по-настоящему после заверше­ния трудового сезона. Вот почему я приезжаю в Мцхе-ту каждый год, — отвечает один из участников празд­ника.

—- Верю ли в бога? Конечно, нет, — усмехается мо­лодой парень, — я человек неженатый, может быть, приглянется девушка здесь, во время праздника.

— Нет, я неверующий, но я как-то отдыхаю во вре­мя Мцхетоба; мне нравятся народные гулянья, — го­ворит третий.

Над полученными ответами стоит задуматься...

Грузинская православная церковь узаконила мно­гие религиозные праздники, характерные только для Грузии. Одни проводились в честь исторических лич­ностей — царицы Тамары, царя Луарсаба, царевны Кетеваны, царя Давида-Строителя. Другие связаны с известными храмами: Мцхетоба, Алавердоба, Гелато-ба, Горисджавароба, Кишветоба. Как быть с этими праздниками? Люди к ним привыкли. В них много чис­то народного, нерелигиозного.

Удачный ответ на эти вопросы нашли в селе Икалто Телавского района.

В окрестностях, кахетинского села Икалто лежат развалины древней грузинской академии. Здесь цер­ковь отмечала религиозный храмовый праздник Амаг-лоба. Со всей восточной Грузии съезжались сюда крестьяне.

Подробнее...
 
ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ

Вместе с другой корреспонденцией вы достаете од­нажды из своего почтового ящика пригласительный би­лет. Вы удивлены, смотрите с легким недоумением, уже явно заинтересованы. Вас приглашают на праздник...

— Готовясь к очередному празднику, — говорит Максим Ефтеевич Тазов, заведующий отделом пропа­ганды и агитации Кировского райкома партии города Волгограда, — мы заказали двадцать тысяч пригласи­тельных билетов...

Где же этот зал, способный вместить такую аудито­рию? Он без крыши, без скамей, и идти совсем не­далеко. Праздник сегодня — на нашей улице.

Праздник улицы... Он вошел в быт вместе с другими новыми праздниками и обрядами, рожденными нашим временем, и знаменует собой новые отношения, сложив­шиеся между советскими людьми. Праздник в Кировском районе Волгограда прово­дится уже несколько лет, он стал привычным. И в то же время с этой привычностью не уходит ощущение но­визны и свежести ритуала. Да и ценность его в том, что, повторяясь в основном в одних и тех же формах из года в год, он символически выражает те новые черты, которые утверждаются в нашей жизни.

— Вы особенности нашего района знаете? — интере­суется Максим Ефтеевич.

Кировский район Волгограда действительно и похож и непохож на другие. Пожалуй, здесь, как нигде в другом месте, соседствует новое и старое, но многоэтаж­ные современные кварталы все более теснят старую Бекетовку, ее потемневшие, сиротливо стоящие на бес­плодных солонцах домишки. Если и славилась чем раньше Бекетовка, так разве своей грязью: в ненастье солонцы развозило так, что конные вязли, а пешие в одиночку и ходить боялись: затянет.

Судьба старого пригорода была предрешена еще в предвоенные годы: неподалеку, на берегу Волги, под­нялась мощная ГРЭС, были построены современные заводы. Но помешала война, и словно по иронии судь­бы, суждено было самому, пожалуй, неказистому райо­ну уцелеть среди всеобщих городских развалин.

До сих пор можно увидеть во дворе ГРЭС ржавые, торопливо сваренные из толстых стальных листов ко­жухи, отдаленно напоминающие скворечники, только в рост человека. В этих кожухах под свинцовым дож­дем в дни Сталинградской битвы стояли на своих ра­бочих местах энергетики. Станция была единственным в городе предприятием, не прекратившим работу в дни битвы: питала фронт и тыл энергией. А неподалеку высоко над степью белеет чистым песком курган. Лысая гора — родная сестра всемирно известного 'Мамаева кургана. До сих пор еще находят на Лысой горе бурые, словно в запекшейся крови, осколки снарядов. На сухой вершине горы густо зазе­ленел вдруг после войны камыш, и родилась суровая легенда о солдатах, лежащих под этим песком. Это они не пустили к Волге фашистов, отстояли этот кусок земли. И не случайно новым центром района стала улица, названная по имени державшей здесь оборону 64-й армии.

Подробнее...
 
«АЛЫМ ПАРУСАМ» — ПЛЫТЬ

Из года в год кончают тысячи юношей и девушек школу. Звенит последний звонок, и вот он, рубеж. Са­мые строгие мамы и папы в эти вечера отпускают своих принаряженных детей из дому. Прямо с выпускных ве­черов идут они в июньскую ночь. И до утра. Если спроецировать в цвете на один большой экран то, чем полны сердца выпускников в эти долгие часы, то, ко­нечно, алая краска будет преобладать. Потому что се­годня только радость: новизна чувств, ожидание неиз­веданного, предчувствие важных событий.

«Береговой ветер, пробуя дуть, лениво теребил па­руса; наконец, тепло солнца произвело нужный эффект; воздушный напор усилился, рассеял туман и вылился по реям в легкие алые формы, полные роз. Розовые тени скользили по белизне мачт и снастей, все было белым, кроме раскинутых, плавно двинутых парусов цвета глубокой радости».

Этот поэтичный и яркий образ принадлежит Александру Грину. И неудивительно, что именно «Алые паруса» стали эмблемой и дали название новому моло­дежному празднику в Ленинграде, теперь уже тради­ционному.

А начало было таким. Гуляли выпускники по ночно­му Ленинграду. Правда, в это время настоящих ночей там нет. Белые они. Белые, неповторимые, кем только не воспетые. Да еще и лето тогда было жарким. Гуля­ли они, гуляли, пели, мечтали. И вдруг возникло у юных вполне законное желание: «Эх, мороженого бы сейчас... Лимонаду тоже бы хорошо...»

И буквально на следующий день ленинградская мо­лодежная газета «Смена» получила много писем. Вче­рашние школьники написали об этих мелочах, которые несколько омрачили их праздник, о том, что выпуск не последний и следовало бы подумать о тех, кто будет провожать свое детство в будущем году, и что во­обще стоит подумать не только о мороженом...

Газета обратилась к молодым читателям с просьбой высказаться: как бы им хотелось отпраздновать свой будущий выпуск. Письма не заставили ждать. Школь­ники хотели, чтобы каждый выпуск стал настоящим праздником — с музыкой, иллюминацией, чтобы было что-то яркое, торжественное, запоминающееся.

Журналисты «Смены» обратились в горком комсо­мола, и там вскоре создали инициативную группу по организации нового праздника. Горячее участие и под­держку комсомольцы получили у председателя горис­полкома.

Если бы велась летопись создания праздника, она, наверное, заняла бы огромный том. Спорили и обсуж­дали проекты множество дней и вечеров, встречались со школьниками, учителями, ветеранами труда, артистами, писателями, моряками Балтийского флота. Каждый что-то советовал, рассказывал, подсказывал, чем-то обещал помочь. Однако далеко не все можно было осуществить сразу. Поэтому наметили две программы — минимум — на следующий год и максимум — на бу­дущее.

Подробнее...
 
<< [Первая] < [Предыдущая] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 193 - 204 из 851

Реклама




 
Популярные статьи

 


.